ДК «Химволокно» – оазис тверской культуры

23 мая на сцене Дворца культуры «Химволокно» свое пятилетие отпраздновал народный самодеятельный коллектив «Ансамбль казачьей песни «Казачья душа».  Именно в стенах ДК начался творческий путь этого коллектива, сейчас  находящегося в ведении ТОДНТ.  Я побеседовала с директором дворца культуры «Химволокно» Владимиром Филипповым и его заместителем по творческой работе Светланой Бариновой, которая является бессменным руководителем ансамбля «Казачья душа».

- Владимир Васильевич, отрадно видеть этот большой, прекрасной архитектуры сталинского периода дворец  в таком хорошем состоянии и с такой кипящей внутренней жизнью! Этому зданию уже больше 65 лет?

-  Да, дворец культуры «Химволокно» был построен в 50-е годы прошлого века и открылся в 1953 году. Долгие годы он был ведомственным учреждением культуры  производственного объединения «Химволокно», потом перешел под управление города Твери.  ДК располагает одним из наиболее вместительных в городе концертным залом на 450 мест, помещениями для занятий коллективов и проведения конференций, банкетным залом, звукозаписывающими студиями. Вы заметили, что у нас оживленно, это неудивительно – здесь  работают более сорока клубных формирований.   1400 человек в них занимаются изобразительным искусством, хоровым пением, хореографией, вокалом, народными промыслами, театральным и музыкальным творчеством.  Двенадцать наших коллективов имеют звание «Самодеятельный народный коллектив».

- Как Вам удалось в наши непростые времена создать такой творческий оазис?

- Сейчас у нас есть определенная стабильность, устойчивое развитие. Главное – не ждать, когда проблемы решат наверху, а делать все, что возможно. Хорошее состояние наших помещений – результат постоянных усилий по его поддержанию. Если бы мы ждали многомиллионного ремонта, давно бы все развалилось.  Самое трудное время мы пережили. И в 90-е, когда все дворцы культуры превратились в ярмарки из-за отсутствия средств, мы не избежали этого, но сохраняли статусность, престиж нашего дворца. Здесь проходила «Студенческая весна» и даже заседания правительства. Мы создали определенный бренд.  В 2006-2007 году нас пробовали перевести в автономное учреждение культуры, а законодательство тогда еще не урегулировало финансирование этих учреждений. И мы по сути 2 года совсем не финансировались.  Были приговорены, но выжили. Отдаю должное «Каравану» – он был в числе тех, кто нас поддержал. Долги нарастали, все шло к закрытию, но мы не сдавались, я ходил по всем инстанциям и меня услышали. Постепенно наладилась вновь работа коллективов, творческая жизнь стала интересной. Сейчас, впервые за много лет,  у нас полностью укомплектован штат, работают профессионалы.

- Вы человек творческий, вероятно, еще и поэтому легко находите общий язык со своим коллективом. Вас знают как автора песен, в том числе песен о Твери. В свое время проводился конкурс на лучший гимн Твери, но если спросить жителей, они не знают ни слов, ни музыки гимна, победившего в конкурсе.

- С 1995 года я проводил песенные конкурсы в Твери. В 2000 году, при Белоусове, было решено провести конкурс на лучший гимн Твери.  Моя музыка вышла в финал, но потом как-то все сошло на нет. Слышал, что в кабинетах администрации включали мой гимн перед заседаниями, благо он длится всего одну минуту, и в День города тоже он звучал.  В 2010 году объявили второй тур конкурса, моя музыка снова вышла в финал, но опять победитель не был объявлен.

- Как же так, ведь в октябре 2011 года в тверской прессе сообщалось,  что «с просьбой о создании текста гимна глава региона (Андрей Шевелев) обратился к известному поэту члену Общественной палаты РФ, нашему земляку Андрею Дементьеву… создана рабочая группа, которая будет курировать его разработку».  Зачем нужно было заказывать гимн, если уже было проведено два этапа конкурса?

- Сложно сказать, но в апреле 2012 года был объявлен новый конкурс на гимн Твери, который участники должны были создать до 10 мая 2012 года. Победителю конкурса предназначалось вознаграждение. Мне позвонили и сообщили, что моя музыка гимна будет соревноваться в финале с гимном на музыку Евсюкова, слова Дементьева в исполнении Кобзона.  На мою музыку слова написал Вячеслав Воробьев. До этого текст у гимна тоже был, и Василий Толоко предлагал официально утвердить мой гимн с тем текстом, в котором за Тверь молится Михаил Тверской.  Но не сложилось, был объявлен конкурс, победил гимн в исполнении Кобзона. И теперь его практически нигде не исполняют.

- На праздновании 5-летия ансамбля «Казачья душа» вы подарили коллективу самовар.  Это символический подарок?

- Конечно. Чаепитие у самовара – это очень душевно. Я знал, что это «любо»!

- Светлана Ивановна, Вы назвали концертную программу,  посвященную  5-летию возглавляемого Вами народного самодеятельного коллектива «Распахнись, душа казачья».  Чувствуете ли Вы, что зрители тоже раскрывают вам навстречу свою душу?

- За свои первые пять лет наш коллектив  дал более 70-ти концертов и зрители нас всегда встречают с душой . За этим стоит большой репетиционный труд и творческая самоотдача каждого участника ансамбля «Казачья душа». В нашем юбилейном концерте приняли  участие также гости и друзья ансамбля – народный самодеятельный коллектив «Вокальный ансамбль «Истоки» под руководством  Дмитрия Стародубца и муниципальный эстрадно-джазовый оркестр под руководством Павла Смирнова. Прозвучали народные и казачьи песни «Шел казак на побывку домой», «Заболела Дунина головка», «Не для меня», «На коне вороном», «По горам, горам байкальским», «Хороша наша Татьяна», «Любо, братцы, любо!» и многие другие лирические, хороводные и плясовые композиции.

- Расскажите об ансамбле «Казачья душа», истории его появления в Твери. Не секрет, что отношение к современным казакам в России противоречиво, хотя никто не отрицает того, что это сословие подверглось гонениям, лишилось своих традиционных мест расселения. Потомки казаков, а таковыми считаю себя более 7 миллионов россиян,  живут теперь во всех регионах и стремятся возродить если не уклад, то самобытную культуру, которую они едва не  потеряли окончательно.

Наш коллектив был создан в 2013 году, эта идея зародилась в Тверском отдельском казачьем обществе, объединявшем как раз таких потомков казаков. Мы вместе трудились: подготовили документацию и защитили грант, подобрали коллектив. И 5 лет назад начали выступать в том составе, который в основном сохранился и сейчас. Это наш концертмейстер Артем Костерин, Елена Бородулина. В коллектив к нам пришли Владимир Катанаев, Андрей Жеребцов  – они, как и я потомки забайкальского казачества.  Костяк дальневосточный, поэтому в нашем репертуаре много песен, близких нашей родовой памяти, но пытаемся что-то взять и кубанские и донские песни.

Начали базироваться в ДК «Химволокно» – директор Владимир Васильевич Филиппов дал нам добро. Когда деньги гранта закончились, казаки стали искать другие источники финансирования коллектива, и нас под свое крыло взяла Елена Геннадиевна Марина – Тверской дом народного творчества.  Так и получилось, что мы стали ансамблем ТОДНТ, к счастью, мы находим полное понимание и поддержку руководства Дома народного творчества. А  выступаем везде, куда позовут.  Большая дружба у нас с бологовскими казаками, мы у них были и на годовщинах и на масленичной неделе и на День города.

В 2015 году с Еленой Геннадьевной мы задумали создать на территории Тверской области фестиваль казачьей культуры «Казачьему роду нет переводу». Он был проведен в июне 2015 года в Твери. Нынче второй фестиваль прошел в Рамешках. Выезжали в Ярославль на Всероссийский фестиваль «Казачий круг».

- Вы выступаете в костюмах, приближенных к традициям забайкальского, кубанского или донского казачества? Есть ли между ними различия?

Костюмы, изготовленные на средства гранта, это, конечно, стилизация казачьих костюмов в целом.  А хочется приблизиться к традиции. Во втором отделении юбилейного концерта мы вышли в новых костюмах, учитывающих и традицию казачества и традицию Тверской области – бельский, нелидовский костюм, пестрядь. Клетчатые рубашки у мужчин – это не шотландка – это популярная в тверской губернии мужская одежда из домотканого двух-трех- цветного полотна.

- Какие песни у вас в репертуаре? Как вы их выбираете?

- По большому счету, у нас не шоу-проект, нет задачи, чтобы петь и привлекать внимание в угоду публике «Пчелочкой златой».  Пытаемся найти что-то, что не на слуху у зрителя.  На всю страну известна песня «Шел казак на побывку домой», но в разных регионах она поется по-разному на распев. В 1967 году зарождались первые фольклорные экспедиции в Читинской области и в казачьем селе Урлук на границе с Монголией впервые была записана эта песня, и уже в 1968 году она была исполнена казачьим хором  именно  с тем распевом, который прозвучал на нашем юбилейном концерте. «На коне вороном», «По горам байкальским» – тоже байкальские напевы, прозвучавшие в нашей концертной программе. В Тверской области сейчас очень мало акапельно поют в быту. В Забайкалье мы с молоком матери впитывали эти напевы. Когда поет мама и мы с ней вместе на два голоса, то колена, которые мы выводим, коллективу приходится долго заучивать, у них это не на слуху. Народную песню надо любить, понимать, пропускать через сердце.  В коллективе у нас сковались те, кто любит и понимает народную, казачью песню. И потомки славного рода, и те, кто знает его историю и проникся казачьей культурой. На наших выступлениях песни часто звучат по-разному, есть вариативность, присущая народному творчеству.

- Согласно государственной политики развития казачества, ему отводится важная роль в сохранении и развитии традиций патриотического воспитания молодежи и казачьей культуры. Как влияет на работу вашего коллектива государственная политика, чувствуете ли особое отношение, поддержку?

Нам важно сохранить те песни, которые еще можно сохранить, услышать те наказы, увидеть образ жизни. Наш юбилейный концерт мы начали с молитвы. Казаки все дела начинали с молитвы – есть молитва на бой, есть молитва на праздник.  И эта традиция многим близка и понятна.  А политикой мы не занимаемся, стараемся дистанцироваться от тех общественных организаций казаков, в которых царит вражда. Не знаю, что они делят, точно, что не деньги. Хочется, чтобы мы все были в одном кулачке, раз делаем одно дело. Суть даже не в том, что Центральное казачье войско молодое, даже в Забайкалье, где казачьим традициям 300 лет, тоже возникают конфликты, кровь горячая. А наша миссия – сохранить этот пласт культуры – атаманы его не сохранят.

Комментариев нет »

Комментариев нет.

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Оставить комментарий

Яндекс цитирования