Деятельный мыслитель

о книге протоиерея Александра Шабанова «Болеславлев. Истории одного дня»

Статья опубликована в еженедельнике «Караван» №7 за 6-12 марта 2019 г.

В марте отмечает свой юбилей православный писатель, председатель миссионерского отдела Тверской епархии, инициатор создания и директор Тверского хосписа «Анастасия» протоиерей Александр Шабанов. Признанием его литературного таланта стала региональная премия имени М.Е. Салтыкова-Щедрина. 12 февраля на заседании правительства Тверской области под руководством губернатора Игоря Рудени эта литературная премия была присуждена протоиерею Александру Шабанову за книгу «Болеславлев. Истории одного дня». Вручение награды состоялось в конце февраля на Неделе тверской книги.

Выдвижение на премию имени М.Е. Салтыкова-Щедрина происходило по итогам 2018 года. Экспертному совету были представлены книги, изданные в этот период. Литературная премия имени М.Е. Салтыкова-Щедрина была учреждена к 170-летию со дня рождения русского писателя, государственного и общественного деятеля в 1995 году. Она вручалась до 2006 года, затем ее присуждение было приостановлено и возобновилось в 2012-м. Ранее лауреатами премии им. М.Е. Салтыкова-Щедрина становились такие известные тверские писатели и литературоведы, как Александр Гевелинг, Евгений Борисов, Евгений Сигарев, Владимир Исаков, Леонид Нечаев, Константин Рябенький, Александр Бойников и другие.

 Писатели и прототипы

Многие из писателей-лауреатов отмечены сатирическим даром, но протоиерей Александр Шабанов в своей повести «Болеславлев. Истории одного дня» предстает истинным продолжателем дела Михаила Евграфовича. Даже название его произведения перекликается с «Историей одного города», написанной Салтыковым (Щедриным), который служил чиновником во множестве российских губерний, в том числе был тверским вице-губернатором.

Стилистически повесть «Болеславлев. Истории одного дня» также отсылает нас ко временам, когда создавал свои многотомные сочинения Михаил Евграфович. Еще одним литературным вдохновителем, а также основным прототипом главного героя – священника Василия Федоровича Болеславлева является тверской священник Василий Федорович Владиславлев, оставивший после себя «Записки». Мы даже можем практически точно узнать дату того самого одного дня, который подробно описывает Александр Шабанов в своей повести. Запись В.Ф. Владиславлева от 22 июля 1852 года и открывает произведение. «Утро было свежее, из Тверцы и Волги пар поднимался огромнейшими столбами», – сообщает нам Владиславлев об этом дне.

Как случилось, что описание всего одного дня заполнило собой целую повесть? Известно, что в литературе это случается. Герой повести Александра Шабанова пребывает в постоянном внутреннем монологе, за исключением тех небольших фрагментов, которые описывают события неспешной жизни провинциального священника. Из повести А.Ю. Шабанова мы узнаем о привычке Болеславлева записывать пришедшее ему на ум на каких-либо клочках бумаги, а затем переносить эти записи в дневник. В сборнике трудов В.Ф. Владиславлева был опубликован его дневник за несколько месяцев 1852 года.

Но, поскольку повесть Александра Шабанова не является вторичным произведением «по мотивам» дневников Владиславлева, очевидно, что образ главного героя – собирательный. Он отражает мысли и чувства духовенства того внешне благополучного периода российской истории. И не только его – несомненно, автор проводит параллели с событиями и явлениями, имеющими место в наши дни. Некоторые персонажи повести настолько вне времени, что, кажется, в них можно узнать наших современников. Поэтому мы вряд ли заблуждаемся, когда узнаем в Болеславлеве черты самого автора повести. Черты, к которым автор не боится подойти критически.

Итак, наш герой Болеславлев – настоятель храма в Твери, обладающий литературным талантом. Его руководство, о котором мы узнаем, что ничто человеческое ему не чуждо, ценит литературный талант отца Василия, хотя и не поощряет материально. Священнику доверяют написать приветствие к приезду в Тверь цесаревича. Известно, что император Николай I с наследником – великим князем Александром Николаевичем посетили Тверь 15 августа 1852 года, в их честь в зале Дворянского собрания дан бал. Так что Болеславлев, откровенно поленившийся писать приветственную речь, поскольку сообщили о начале войны, напрасно надеялся на отмену высочайшего визита. (Здесь вспоминается и гончаровский Обломов, также обладавший литературным даром.) О каком именно военном событии сообщили Болеславлеву, остается за рамками повести. Мы хорошо помним даты Крымской войны 1853–1856 года, однако она была лишь частью Восточной войны, события которой разворачивались в 1852 году за пределами российской территории, но не без ее участия.

 Сатира в прошлом и настоящем

Сатирический дар Александра Шабанова проявляется в описании характеров прихожан отца Василия, служителей консистории и, прежде всего, самого Болеславлева. Он предстает перед читателем человеком совестливым, порядочным, грамотным, но при этом замкнутым в себе, склонным к праздным размышлениям и созерцательности. Он предпочитает наблюдать со стороны, как предаются еретическим заблуждениям его прихожане Аплечеева, Ниловна и целый сонм причудливых женщин и мужчин. Они ищут Бога, ждут проявления его чудес, но ждут они чего-то иного, чем дает им церковная традиция. Большее, что может им противопоставить Болеславлев – ироничное замечание.

Так же созерцателен он и в отношении морального разложения отдельных представителей духовенства, хотя в своем внутреннем диалоге осуждает их непомерную жадность и жестокое обращение с подчиненными. Он доверяет свои мысли лишь дневнику. «…Малороссийское духовенство в большинстве своем дурно воспитано, высокомерно, обожает разные ими сочиненные обряды и не очень умно. Архиереи из тех земель иногда оказывались совершенной грубятиной. Провинившихся попов отправляли в дальние глухие монастыри, заставляли работать в собственных домах, приказывали сечь плетьми, бить батогами…» – рассуждает Болеславлев.

Задумываясь о священниках, выступивших против таких порядков, он с ужасом вспоминает о наказании Лекторского и других, посаженных «по конституционному делу». Тайной мыслью всплывает в рассуждениях Болеславлева имя его приятеля – калязинского священника Иоанна Белюстина. Впрочем, лишь спустя шесть лет во Франции издадут сочинение Белюстина «Описание сельского духовенства», создавшее автору массу проблем. Здесь же, в числе достойных упоминания деятельных современников, фигурирует имя ржевского протоиерея Матфия (Константиновского), духовного наставника Н.В. Гоголя (беседы со священником побудили писателя сжечь рукописи), графа А.П. Толстого и др.

 Сам же Владиславлев, прототип нашего героя, и за пределами событий 1852 года продолжил свои созерцательные практики и служение во Владимирской церкви вплоть до своей смерти в 1895 году. Между прочим, он был первым редактором учрежденных в 1877 году «Тверских епархиальных ведомостей», награждался орденами и драгоценными украшениями. Скончавшись в возрасте 75 лет, священник-созерцатель не имел возможности наблюдать, как революции, вскормленные в том числе неправедностью священников типа благочинного Флавиана и консисторского секретаря Лундяева, описанных в повести «Болеславлев. Истории одного дня», разрушат до основания монархию и церковь.

Созерцание или действие?

В общем, повесть протоиерея Александра Шабанова, которой, как отметили эксперты из комиссии по присуждению премии им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, присущи великолепный стиль написания, юмор, образность, красота языка и глубокий нравственный смысл, призывает читателя задуматься и над уроками истории, и над сегодняшним днем. Осуждение порока – своего ли, чужого ли – во внутреннем монологе не ведет к искоренению этого порока. Молчание в ответ на хамство делает это хамство нормой. Мздоимство, подкармливаемое осуждающими его жертвами, только увеличивает аппетит.

Протоиерей Александр Шабанов, издав книгу «Болеславлев. Истории одного дня» тиражом 1500 экземпляров, с одной стороны осуществил просветительско-миссионерскую деятельность в соответствии со своей должностью, а, с другой стороны, поднял пласт духовно-нравственных проблем современности, выходящих далеко за пределы сюжета написанной им повести. И главный вывод произведения – за созерцанием и осознанием должно непременно следовать действие.

Так, судя по всему, поступает сам автор. На днях стало известно, что созданный Александром Шабановым Тверской хоспис «Анастасия» признан лучшим социальным проектом премии «Нeadliner года». «Анастасия» – единственная в Твери и области выездная патронажная служба. Она оказывает паллиативную, психологическую, социальную и духовную поддержку онкологическим больным 4-й клинической группы и их родственникам совершенно бесплатно. Пример деятельного мыслителя и писателя протоиерея Александра Шабанова, удостоенного премии имени «прокурора российской действительности» Салтыкова-Щедрина, дает надежду на возвращение в тверскую литературную среду утраченных за последние годы объективности, профессионализма и чести.

А самому Александру Юрьевичу накануне его 50-летия хочется пожелать новых книг и успеха в деятельном служении людям.

Мария Парамонова

Комментариев нет »

Комментариев нет.

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Оставить комментарий

Яндекс цитирования