Рецензия на сборник «Смоленская малая проза»

В февральском номере журнала «Смоленск» за 2020 год опубликована статья «С любовью в сердце» - рецензия на вышедший недавно сборник «Смоленская малая проза», в котором напечатаны мои рассказы «Надо что-то делать!» и «Одеяло»(в редакции сборника – «Вишнёвое одеяло»). Автор статьи заслуженный работник культуры Российской Федерации, лауреат премии имени М.В. Исаковского Александр Мельник неизменно отслеживает книжные новинки – он не раз уже рассказывал на страницах журнала о книгах и альманахах, выходящих на Смоленщине. Ниже привожу полный текст статьи.

С_любовью в сердце

Заклинание

Прямо в начале наступившего года вышла книга «Смоленская малая проза». Это прекрасный подарок творческого сообщества писателей своим читателям. В предисловии редактор-составитель книги Олег Дорогань определяет ее «в качестве малой антологии этого жанра». Представляя авторов, подчеркивает, что и поэты стали более активно реализовывать себя в прозе.

Среди них Мария Парамонова, обладающая светлым лирическим дарованием, чья очаровательная задушевная поэзия возвышает женщину, воспевает материнство, показывает жертвенную любовь к детям. Эта любовь рвется наружу в ее прозе.

В рассказе «Надо что-то делать!» женщина мечется, пытаясь спасти детей, когда в город рвутся гитлеровцы. «Земля уходила из-под ног. Будто в черную воронку неизбежности затягивала эта война». Попытки вырваться из города были обречены на неудачу.

«Надо что-то делать!» – заклинанием звучит в ее устах эта фраза. «Надо что-то делать!» – побудительным мотивом служат слова для ее мужа, который находится среди защитников города.

«Григорий снова оказался у края воронки неизбежности. В бездействии он наблюдал гибель советского летчика. Что он мог сделать?».

Сильный по эмоциональному воздействию смысловой образ – «воронка неизбежности» – авторская художественная находка. Повторяющееся его использование усиливает напряжение повествования, как и рефрен: «Надо что-то делать!».

Вот отрывок для примера:

- Надо что-то делать! – прокричал Лысиков товарищам. – Те лежали, накрыв головы от долетавших порой к укрытию осколков и обломков. Подсыпкин снова плакал.

- Надо что-то делать! – вновь прокричал Лысиков, поднимаясь из укрытия с десятизарядной винтовкой. В ней были зажигательные патроны, а немецкий самолет, сбросив бомбы, казалось, подставляет свое брюхо под залп. Он летел низко, и Григорий отчетливо видел, что несколько патронов прошили брюхо вражеской машины…

Именно такие люди, как герой Марии Парамоновой, одолели беспощадного противника в Великой Отечественной войне. Преодолевая безысходность, они действовали и приближали Победу.

Внучка фронтовика, пропавшего без вести на той священной войне, свято хранит память о нем и отражает в творчестве.

Но проросла ветвистым древом
Могилой ставшая зола,
Где без вести пропал под Ржевом
Мой дед Игнатьев Николай.

Родившаяся на тверской земле, Парамонова гордится героической историей края. Вот и в рассказе «Надо что-то делать! события происходят в городе Калинине. Такое название Тверь имела в советское время.

Победа не заставила долго ждать. Рассказ, написанный с удивительной достоверностью очевидца, заканчивается оптимистично: «Долгих два месяца собирались силы Красной Армии, чтобы выбить оккупантов из Калинина. Тогда Григорий Лысиков снова увидит жену и детей, а пока – надо что-то делать!»

* * *

Рассказ «Вишневое одеяло – очень грустное повествование об одиночестве женщины при живой родне, занятой своими проблемами. Когда-то, наверно, она была счастлива. Росла в семье офицера-фронтовика. Вышла замуж за офицера. Родила сына. Вынянчила внучку. Теперь вот тетя Наташа ищет тепла в темно-вишневом одеяле, «столь же пожилом, как и его хозяйка». Еще в довоенном тридцать восьмом году оно встречало новорожденную девочку из роддома и стало для нее дорогой реликвией.

На риторический вопрос, что теперь осталось, ответ содержится в финале рассказа: «Тоска в уютной однушке с видом на колодец двора. Краткие визиты сына, дежурные звонки невестки. Внучка учится в Англии. Старый фотоальбом, письма. И одеяло, темно-вишневое, с атласным верхом и сатиновым низом – они всегда были вместе, даже возможно, были частями одного существа. Жаль, люди больше не ценят верность».

Нравоучительный этот вывод подобен заклинанию, взыванию к совести нравственно глухих и незрячих. И в этом смысле рассказ – это современная притча о сыновнем и дочернем долге, о бескорыстной любви и черствости, о душевной скудности и эгоистическом скудоумии.

Земля Василисы Кожиной

Речь идет о Сычевской земле с легендарной историей, немеркнущей славой.  В Отечественную войну 1812 года отважная старостиха Василиса Кожина  во главе деревенских женщин и подростков  вступила в борьбу с незваными пришельцами. Вооруженные косами и вилами, сельчане защищались от  мародеров, устраивали засады, брали в плен и истребляли завоевателей. Бесстрашная Василиса вошла в историю как предводительница крестьянского сопротивления иноземному нашествию.

В книге «Смоленская малая проза» представлен писатель Владимир Каплинский из Сычевки. Это очень интересная личность. Полковник в отставке, бывший командир бригады. Член Союза писателей России. Автор книг по истории и краеведению, сборников рассказов. Руководит клубом военно-исторической реконструкции, который имеет красноречивое название «Первый егерский полк», относящееся к 1812 году.

Перу Владимира Борисовича Каплинского принадлежит уникальное издание «И отблеск злата эполет…» о смолянах-генералах, участниках боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 годах. Во вступительной статье доктор исторических наук Д. Е. Комаров отмечает: «Отечественная война 1812 года – ярчайшее событие в истории нашего государства. Подвиг, совершенный народом в борьбе за свою независимость, стал основой развития национального самосознания и патриотического подъема. Героизм и жертвенность россиян в той войне являются наглядным примером мужества и доблести для всех последующих поколений».

По авторитетному мнению ученого, книга служит ярким доказательством особой патриотичности смолян, которая проявляется на протяжении многовековой истории Российского государства.

Еще одно обращение к событиям Отечественной войны 1812 года содержится в книге «Век опаленный… (Вязьма и уезд от начала XIX – до начала XX веков)». Автор подчеркивает, что Вязьма, Вяземский уезд  находились в центре «событий», и армии противоборствующих сторон дважды топтали вяземскую землю.

Владимир Борисович Каплинский получил основательную подготовку  на кафедре «Истории войн и военного искусства» в Академии тыла и транспорта, а до этого окончил Ленинградское Высшее военное училище железнодорожных войск и военных сообщений имени Фрунзе. Знаний не занимать. Но изданию книг предшествует кропотливая исследовательская работа в архивах и библиотеках, обращение к первоисточникам.

Специфика книги «Смоленская малая проза» позволила включить в нее лишь один рассказ Владимира Борисовича Каплинского. Он дает представление о художественном мастерстве писателя. Творческие же его возможности отражены в книгах, где он предстает не только как прозаик, но и пытливый исследователь, историк-краевед.

Рассказ называется «На тяге». Живописна в нем картина природы: «Теплый весенний день, угасая, свежел, и в прозрачность весеннего воздуха постепенно вливалась холодная сырость, выползшая из низин. Где-то над болотом барашком заблеял бекас в вышине. Перезвон-беседа птиц стала стихать.

С далекой поляны, куда направился мой товарищ, долетел одиночный выстрел -  тяга началась. Вот и я уловил далекое «хор-р-хор». Вот еще и еще раз, все громче и громче. Но странно, что я не слышу второго колена песни кулика – цвиканья, а лишь одно хорканье, которое как будто замерло на месте, не приближаясь и не отдаляясь. Всматриваясь в лазурное небо и напрягая слух, я пытался разглядеть загадочно кружащего кулика, как внезапно и разом грянул хор в сотню вальдшнепиных хорканий, на деле оказавшимися звуками, издаваемыми лягушками, дремавшими  до сей поры. Их брачное веселое и азартное «пение»  взвилось и заполнило всю вечернюю тишину, заглушая все другие звуки».

Встретившись у машины перед отъездом с охоты, друзья поинтересовались удачей. Один сказал, что не очень-то и важна ему была охота со стрельбой, а просто хотелось постоять, послушать, подышать весенним лесом. Другой сказал: «Понимаю… Сегодня я тоже стоял и слушал, а больше смотрел и видел много очень интересного».

Охотничьи рассказы вошли в книгу Владимира Каплинского «Тихие тропинки». Образное описание природы завораживает. Так может написать человек, воспринимающий красоту окружающего мира с душевным трепетом.

Есть у писателя Владимира Каплинского книга «Затерянные родники», посвященная земле Сычевской. Ее содержанию предшествует помещенная на обороте титула цитата историка Василия Осиповича Ключевского: «Изучая дедов, узнаем внуков, то есть, изучая предков, узнаем самих себя. Без знания истории мы должны признать самих себя случайностями, не знающими, как и зачем  мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться…».

Земля Василисы Кожиной дорожит историей и гордится ею.

Фантазия на тему встречи с предком

Уроженка Вязьмы Вера Суханова – поэт, переводчик, краевед, член Союза писателей России – поместила в книгу «Смоленская малая проза» два рассказа. Один – о невероятной встрече с предком студентки факультета иностранных языков Ани Бертеневой. Девушка напряженно готовится к экзамену, расположившись в городском саду Блонье. Ее внимание привлекает необычного вида человек, который подходит и обращается к ней на чистейшем французском языке, Происходит знакомство.

- О. простите, я не представился. Перед вами несчастный Антуан Бертье, уроженец славного Каркассона. Это небольшой городок на юге Франции…

После успешной сдачи экзамена назавтра произошел разговор с бабушкой.

- Я и не сомневалась в твоих способностях, – сказала она. – Не удивительно, что французский язык дается тебе легко, ведь в твоем роду были французы.

Бабушка поведала, что по отцовской линии родословная велась от француза, оставшегося жить в России после наполеоновского нашествия.

- Его фамилия была Бертье, он принял православие, женился на местной девушке и изменил фамилию на местный лад, стал Бертеневым…

…Идут века. Сменяются поколения. Интерес к истории не угасает. Народ не злопамятен. И допуская возможность родства с бывшим врагом, отвергает межнациональную вражду.

Хранительница рода

Филолог Людмила Шукшина – новое имя среди известных мне имен, просиявших в современной смоленской литературе. Обладает несомненным талантом и литературным мастерством, достигшим совершенства. На это обратил внимание при отборе материала для книги малой прозы ее редактор-составитель Олег Дорогань – руководитель областной организации Союза писателей России. И выбрал два рассказа.

Сюжет первого – незамысловат. Женщина состарилась в трудах праведных, немощна стала. Сын с невесткой Натальей – сами немолодые – переехали к ней. Старуха была покладиста, ни во что не вмешивалась. Но слишком много молилась, как казалось невестке.

«Все утро ни свет, ни заря простоит перед иконами, весь вечер, днем сядет в деревянное любимое кресло, четки старенькие сухими руками перебирает (да и то сказать, руки эти уж поработали, так поработали), ночью встанешь воды попить, а она все шелестит: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий…»

- С кем говоришь?

- С Богом, деточка…

- О чем? – О Роде нашем…

- Зачем?

- Прощения прошу и милости…»

Когда случались в семье испытания, молилась истово. Отмаливала грехи невольные и прегрешения нечаянные, за кои могла последовать кара небесная. И помогало. Угроза отступала.

Перед смертью захотела собороваться, позвали священника. Наутро, помолившись, бабушка отошла тихо и незаметно.

На сороковой день после похорон увидела Наталья во сне бабушку, крайнюю в чреде прабабушек и прадедушек. И составляли они часть родословного древа, другую часть – живые потомки.

«Она проснулась легко и спокойно, тихо встала, надела темную юбку и такой же джемпер, повязала голову платком, зажгла лампаду перед строгими ликами, взяла старенькие четки и молитвенник в кожаном переплете, как-то особенно покаянно вздохнула и тихо сказала: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных…»

Хранительница рода ушла. Ее молитвенную миссию оберега приняла следующая продолжательница рода. Предназначение судьбы осуществилось.

Александр Мельник
заслуженный работник культуры Российской Федерации, лауреат премии имени М.В. Исаковского

Post scriptum. Образцы литературы патриотического и духовно-нравственного содержания, представленные в книге «Смоленская малая проза», утверждают общечеловеческие ценности, а потому воспитательное влияние произведений современных авторов благотворно и благодатно.

Комментариев нет »

Комментариев нет.

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Оставить комментарий

Яндекс цитирования