Записи с меткой «Женщины»


Сборник литературного конкурса «Поймай удачу» представлен на гала-концерте

15.02.2020

14_февраля во Дворце культуры «Химволокно» на гала-концерте  финалистов IV вокального конкурса «Поймай Удачу»  был представлен третий выпуск литературного сборника «Поймай удачу». Сборник подготовлен по итогам литературного конкурса, организованного ГК «Удача» и Управлением по культуре, спорту и делам молодежи г. Твери.

В этом сборнике опубликовано моё стихотворение «Струится нежность из груди…», которое заняло 1 место в номинации «Поэзия» возрастной категории старше 30 лет. Напомню, что темой конкурса 2019 года было материнство. Одновременно со стихами и малой прозой на тему «Мама» были собраны работы фотографов – они стали прекрасными иллюстрациями к отлично изданному, полноцветному сборнику. (далее…)

Рецензия на сборник «Смоленская малая проза»

10.02.2020

В февральском номере журнала «Смоленск» за 2020 год опубликована статья «С любовью в сердце» - рецензия на вышедший недавно сборник «Смоленская малая проза», в котором напечатаны мои рассказы «Надо что-то делать!» и «Одеяло»(в редакции сборника – «Вишнёвое одеяло»). Автор статьи заслуженный работник культуры Российской Федерации, лауреат премии имени М.В. Исаковского Александр Мельник неизменно отслеживает книжные новинки – он не раз уже рассказывал на страницах журнала о книгах и альманахах, выходящих на Смоленщине. Ниже привожу полный текст статьи.

С_любовью в сердце

Заклинание

Прямо в начале наступившего года вышла книга «Смоленская малая проза». Это прекрасный подарок творческого сообщества писателей своим читателям. В предисловии редактор-составитель книги Олег Дорогань определяет ее «в качестве малой антологии этого жанра». Представляя авторов, подчеркивает, что и поэты стали более активно реализовывать себя в прозе.

Среди них Мария Парамонова, обладающая светлым лирическим дарованием, чья очаровательная задушевная поэзия возвышает женщину, воспевает материнство, показывает жертвенную любовь к детям. Эта любовь рвется наружу в ее прозе.

В рассказе «Надо что-то делать!» женщина мечется, пытаясь спасти детей, когда в город рвутся гитлеровцы. «Земля уходила из-под ног. Будто в черную воронку неизбежности затягивала эта война». Попытки вырваться из города были обречены на неудачу.

«Надо что-то делать!» – заклинанием звучит в ее устах эта фраза. «Надо что-то делать!» – побудительным мотивом служат слова для ее мужа, который находится среди защитников города.

«Григорий снова оказался у края воронки неизбежности. В бездействии он наблюдал гибель советского летчика. Что он мог сделать?».

Сильный по эмоциональному воздействию смысловой образ – «воронка неизбежности» – авторская художественная находка. Повторяющееся его использование усиливает напряжение повествования, как и рефрен: «Надо что-то делать!».

Вот отрывок для примера:

- Надо что-то делать! – прокричал Лысиков товарищам. – Те лежали, накрыв головы от долетавших порой к укрытию осколков и обломков. Подсыпкин снова плакал.

- Надо что-то делать! – вновь прокричал Лысиков, поднимаясь из укрытия с десятизарядной винтовкой. В ней были зажигательные патроны, а немецкий самолет, сбросив бомбы, казалось, подставляет свое брюхо под залп. Он летел низко, и Григорий отчетливо видел, что несколько патронов прошили брюхо вражеской машины…

Именно такие люди, как герой Марии Парамоновой, одолели беспощадного противника в Великой Отечественной войне. Преодолевая безысходность, они действовали и приближали Победу.

Внучка фронтовика, пропавшего без вести на той священной войне, свято хранит память о нем и отражает в творчестве.

Но проросла ветвистым древом
Могилой ставшая зола,
Где без вести пропал под Ржевом
Мой дед Игнатьев Николай.

Родившаяся на тверской земле, Парамонова гордится героической историей края. Вот и в рассказе «Надо что-то делать! события происходят в городе Калинине. Такое название Тверь имела в советское время.

Победа не заставила долго ждать. Рассказ, написанный с удивительной достоверностью очевидца, заканчивается оптимистично: «Долгих два месяца собирались силы Красной Армии, чтобы выбить оккупантов из Калинина. Тогда Григорий Лысиков снова увидит жену и детей, а пока – надо что-то делать!»

* * *

Рассказ «Вишневое одеяло – очень грустное повествование об одиночестве женщины при живой родне, занятой своими проблемами. Когда-то, наверно, она была счастлива. Росла в семье офицера-фронтовика. Вышла замуж за офицера. Родила сына. Вынянчила внучку. Теперь вот тетя Наташа ищет тепла в темно-вишневом одеяле, «столь же пожилом, как и его хозяйка». Еще в довоенном тридцать восьмом году оно встречало новорожденную девочку из роддома и стало для нее дорогой реликвией.

На риторический вопрос, что теперь осталось, ответ содержится в финале рассказа: «Тоска в уютной однушке с видом на колодец двора. Краткие визиты сына, дежурные звонки невестки. Внучка учится в Англии. Старый фотоальбом, письма. И одеяло, темно-вишневое, с атласным верхом и сатиновым низом – они всегда были вместе, даже возможно, были частями одного существа. Жаль, люди больше не ценят верность».

Нравоучительный этот вывод подобен заклинанию, взыванию к совести нравственно глухих и незрячих. И в этом смысле рассказ – это современная притча о сыновнем и дочернем долге, о бескорыстной любви и черствости, о душевной скудности и эгоистическом скудоумии. (далее…)

Сердце, Мария, мельдоний

25.04.2017

«Смешной мешочек с клапанами в нём…»

Завтра наступит долгожданный для теннисных болельщиков день (я – в их числе). Свой первый матч после 15 месяцев дисквалификации за употребление мельдония (милдроната) сыграет многократная чемпионка турниров Большого шлема Мария Шарапова. Во время вынужденного отдыха Мария Шарапова не теряла времени зря – она написала книгу о своей жизни «Неугомонная» (Unstoppable). Как писатель я не могу не одобрить такое времяпровождение.

Но есть ещё один вопрос: а был ли допинг? Мельдоний до 2016 года допингом не считался – это лекарство для профилактики инфаркта и спортсменам его рекомендуют для сохранения их жизни, а не для достижения преимущества. Месяц назад мне прописали это лекарство, поскольку я тоже немного МАРСианка (МАРС – это Малая Аномалия Развития Сердца). Теперь и мне можно писать мемуары: «Сердце или как Мария принимала мельдоний»! Да только не о чем. Я внимательно следила за своим состоянием – никакого прилива выносливости не ощутила.  Порой от простых комплексных витаминов чувствуешь прилив сил и желание горы свернуть, но их допингом не считают. К концу курса моё самочувствие нормализовалось, кажется, сердце стучит ровнее. Но ничего сверхъестественного не произошло.

Вот я и думаю – какая злая и хитрая комбинация удалась спортивным чиновникам! Ничего, Маша, ты главное сердце береги! А в завершение этого монолога – стихотворение из моей книги «Марьин скит»:

СЕРДЦЕ 

У сердца необычное устройство –
Через себя качает день за днём
Отчаянье, любовь и беспокойство
Смешной мешочек с клапанами в нём.

Неужто просто мышцы и сосуды –
И счастья и несчастья виражи –
Своей работой совершают чудо
Которое зовётся наша жизнь?

Вот-вот настигнет полная блокада,
Затихнет миокардова струна,
Врата откроет рая или ада
А дальше – остановка. Тишина.

 

 

Что затевают Пономарева с Янышевой?

20.09.2016

16-18 сентября в Смоленске я побывала во многих интересных местах, поговорила со многими замечательными людьми. Помимо общения с сотрудниками Смоленской областной детской библиотеки им. Соколова-Микитова и библиотеки Смоленского духовного училища, я нанесла визит в Смоленский камерный театр, который застала в состоянии активного обновления.

Я побывала на репетиции, осмотрела новую стену в холле второго этажа, заменившую былую занавеску, пообщалась с бывшими сослуживцами и новыми сотрудниками. Художник-постановщик Людмила Пономарева вдохновенно обсуждала будущий спектакль с режиссером Еленой Янышевой, недавно вернувшейся в Смоленск после нескольких лет покорения Сибири. Сибирь молодому смелому режиссеру Янышевой покорилась, но уж больно холодна, а у Елены маленькая дочка. Вот и приехала снова в Смоленский камерный театр, где было поставлено столько успешных спектаклей. Многие из них лет по восемь не сходили со сцены, собирая полные залы. Это и «Сиреневое платье Валентины» и «О чем пел соловей» и детская сказка «Жила-была сыроежка», все они были поставлены в тандеме с художником Людмилой Пономаревой.

Что же затевают Пономарева с Янышевой теперь? Новый спектакль обязательно станет заметным явлением в культурной жизни Смоленска, которой не хватает свежего дыхания. Думаю, это будет очень эклектичное по художественным средствам действо, отсылающее при этом к лучшим образцам мирового искусства. Каждый зритель найдет в нём что-то для себя, возможно, поймет спектакль по-своему, и это правильно. В одном уверена, скучать не придется!

 После визита в театр, я прогулялась по Октябрьской и на Блонье сфотографировалась на скамейке у фонтана, изготовленной Союзом дизайнеров России.

А 18-го сентября, после посещения литургии в храме святых Бориса и Глеба на Смядыни, я приняла участие в выборах на избирательном участке возле Пушкинского сквера, на Дзержинке. Там я опробовала новую автоматическую урну для голосования, напоминающую машину для уничтожения банкнот и документов. Но избирательная машина бюллетени не разрезала, а пропускала в прозрачную ёмкость, так что каждый избиратель мог наглядно убедиться, что его волеизъявление учтено.

В общем, как я уже сказала в поэме «Город в области сердца», «я люблю возвращаться в Смоленск»!

Раисе Ипатовой

18.03.2015

Раиса Ипатова ушла. Пишу эти строки и плачу. Ведь я так и не сказала ей те слова благодарности, которые храню в своем сердце. Я считаю Раису Александровну одним из своих учителей в поэзии. Когда я приехала в Смоленск, она была первым писателем, с кем я познакомилась. Я бережно храню  свою первую книжку «Галерея грез» с пометками Раисы Александровну на полях. Она сказала: «Когда нибудь захочешь выпустить второе издание – тебе это пригодится». Ипатова одобрила мой цикл «Парижский блокнот» и рекомендовала его для публикации в альманахе «Блонье» у Иосифа Хатилина.

Потом наши пути разошлись. Мы с ней во много похожи. Я тоже не стремлюсь быть удобной. В тот период я купалась в «земном счастье материнства», писала об этом стихи. Хатилин как-то сказал, когда я принесла новую подборку для «Блонье»: «Эта тема интересна только женщинам, да и то не всем». А Раиса Александровна выразилась иначе: «Как можно быть счастливым, если в мире так много несправедливости?» И я осталась с музой наедине. Но, по совету Ипатовой, пошла в ЛИТО «Родник» к Пашкову. Там мои стихи услышала Лина Меркулова, а затем Виктор Смирнов.  Еще через год я была принята в патриотический Союз писателей России. Раиса Александровна была разочарована этим моим решением – она придерживалась либеральной идеологии другой писательской организации. В последние годы мы редко встречались, а, встречаясь, разве что здоровались. Но это не уменьшает моей скорби.

Памяти Раисы Ипатовой

Она вставала рано утром
Писать стихи
И разбирать в покое мудром
Черновики.

И у окна, в тиши рассветной
Она ждала,
что приоткроет тайны света
мороз стекла.

Перед людьми неподотчетна,
Себе верна,
И одинока и свободна -
Ушла она…

Творческая встреча со студентами

10.03.2014

7 марта 204 года, накануне Международного женского дня я встретилась со студентами Московского государственного университета технологий и управления имени К. Г. Разумовского и прочла им стихи о материнстве, о женщинах, о любви. Для собравшихся в одной из уютных аудиторий ВУЗа прозвучали произведения из книг «Галерея грёз» (2007) и «Млечный путь» (2012). К 80-летию со дня рождения первого космонавта, отмечающемуся  марта, я прочла стихотворение «Здравствуй, сынок!», посвященное маме Юрия Алексеевича, Анне Тимофеевне Гагариной. Студенты поблагодарили меня за выступление, поздравили  с наступающим праздником. Я, в свою очередь, поздравила прекрасную половину студенчества с праздником весны и подарила студенткам свои книги.

Медея: 18+

31.08.2013

28  августа 2013 года стартовали гастроли лучшего театра России – театра имени Евг.Вахтангова в Смоленске. В этот день на сцене Смоленского камерного театра была показана «Медея» Жана Ануя (по мотивам одноименной трагедии Еврипида, поставленной в 431 году до нашей эры, которая, в свою очередь, опиралась на миф об аргонавтах). Режиссер Михаил Цитриняк прочел эту историю как поэму без героя – в мире жестокости и порока любовь, дети и раскаяние были обречены. Безусловно, вахтанговцы показали высочайший уровень актерского мастерства, художественного, светового и звукового оформления, но меня, прежде всего, волновала та идея, которую вложат они в души и умы зрителей.

Медею исполнила одна из ярчайших звезд театра и кино - Юлия Рутберг (заслуженная артистка РФ, Лауреат российских театральных премий «Чайка» и «Хрустальная Турандот» Окончила Театральное училище им. Б. В. Щукина в 1988 году. Сыграла более более 20 ролей в театре и 50 ролей в кино (фильмы «Руанская дева по прозвищу «Пышка», «Закат», «Савой», «Макаров», «Чек», «Фаталисты», «Анна», «Женская дружба», «Неверность», «Четыре возраста любви», «Тропинка вдоль реки», сериалы «Каменская», «Московские окна», «Империя под ударом», «Холостяки», «Виола Тараканова. В мире преступных страстей», «Не родись красивой», «Анна Герман», «Средство от смерти» и др.)

В роли Ясона предстал любимец женского большинства телеаудитории Григорий Антипенко. Я, признаюсь, впервые видела этого актера, поскольку сериалы не смотрю. Он был очень убедителен в роли представителя мужского мира, где с женщиной можно сделать всё, что угодно, и её же во всём обвинить. При этом – исключительно обаятелен, как и полагается в таком амплуа. Вспоминая о былой любви, он не позволяет Креону убить Медею. Он убивает её морально, прогоняя в никуда.

Креон – Андрей Зарецкий – актер с очень знакомым лицом (не только потому, что снимался во многих фильмах и сериалах), вполне доходчиво провел свою линию сюжета. Он, как Медея, как Язон, и как все цари и герои, всю жизнь убивал людей, даже детей. Но к старости устал, усовестился. Царь Креон оставляет Медею в живых, не забирает её детей, она же, в отместку ему и его дочери, на которой женится Ясон, посылает им отравленный подарок. Подарок относят невидимые для зрителя дети Медеи и Язона (в первичной легенде об аргонавтах детей за такой подарок убивает разгневанный народ).

Медея Юлии Рутберг, пожалуй, сказала в этот день не всё, что хотела (сотрудники театра поделились, что во второй день показа она сыграла на 100%). Вероятно, мне повезло не увидеть эти 100%. В первом смоленском спектакле Юлии удалась любовь, но не ненависть, прозвучавшая только словами. Воспоминания Медеи  возвращаются к тем дням, когда  дочь царя Колхиды похитила ради покорившего её страстью Ясона золотое руно (это стоило жизни её отцу и брату). Для Медеи новый брак Ясона – предательство, хотя любовь и страсть уже угасли. Это разрушение ее жизненного пространства, обессмысливание её существования, её жертвы. Ей некуда идти – именем Медеи пугают детей, Колхида для неё закрыта, а Ясон собирается воссесть на троне рядом с Креоном. Все объяснения её выбора, как высшего проявления свободы личности не выдерживают критики. Говорить, что смерть — не поражение Медеи, а ее нравственная победа, может только безумец. Женщина, убившая отца, брата, множество других людей, убивающая своих детей (какая уж тут метафора!), чтобы не отдать их «такому Язону», а затем убивающая себя – это концентрированное зло, змея, жалящая свой хвост. Спектакль ошибочно рекомендован для зрителей старше 16 лет (16+), поскольку оправдывает суицид, как способ выхода из проблемной ситуации. Увы, быть женщиной тяжело во все времена. Наш мир по-прежнему принадлежит мужчинам. И порою просто нет сил идти дальше по равнодушной пустыне, но не зови, Юлия,  в даль тёмную…

И вспомнилось стихотворение «Юлия», вошедшее в мою книгу «Галерея грёз» (2007). Удивительно похожая история, но женщина остается женщиной, а метафорический меч – в руках мужчины.

Смоленская партизанка 1812 года Василиса Кожина – на почтовом конверте

22.02.2013

 В Художественной галерее 21 февраля 2013 года состоялось торжественное специальное гашение конверта с изображением знаменитой смоленской партизанки Василисы Кожиной.

Кожина Василиса — партизанка, героиня Отечественной войны 1812. Была женой старосты села Сычевка Пореченского уезда Смоленской губернии. После убийства мужа французами в конце лета 1812 возглавила партизанский отряд из своих односельчан. Отряд боролся с небольшими группами французов, занимавшимися грабежами и мародерством. Затем отряд ее увеличился за счет жителей соседних сел и стал наносить существенный урон французским войскам. Слух о подвигах отряда дошел до М. И. Кутузова и Александра I. По окончании войны Кожина была награждена серебряной медалью. (Гуманитарный словарь 2002 г.)

В честь юбилея победы в Отечественной войне 1812 года было изготовлено 500 000 конвертов с  портретом знаменитой партизанки. Теперь экземпляры погашенных конвертов станут достоянием коллекционеров и филателистов. Одним из обладателей такого конверта стал начальник Департамента по культуре и туризму Смоленской области Владислав Кононов, сфотографировавший погашенный конверт вместе с памятной монетой, достоинством в 2 рубля.

Символично, что  спецгашение почтового конверта с изображением партизанки Василисы Кожиной провели Ольга Окунева (Главный федеральный инспектор – знаменитая смолянка) и Николай Кузнецов (заместитель губернатора – представитель КПРФ).

Эти 500 тысяч конвертов будут достойно представлять нашу область по всей России.

Драма как жанр

12.02.2010

Драма как жанр возникла в 18 веке, её теоретическое обоснование дано знаменитым французским философом-материалистом, драматургом и писателем Дени Дидро, исходившим из того, что искусство есть подражание жизни. Он считал слишком узкими рамки классических жанров – трагедии и комедии (трагедия в 17 в. – это «высокий» жанр, комедия — «низкий»), выступал за  демократизацию театра.  Позже термин «драма» стал дополняться эпитетами в зависимости от проблематики: «моральная драма», «любовная драма», «философская драма», «социальная драма». Герои драмы могут переживать трагедию, однако трагедию личную, не влекущую за собой общественного резонанса, но от этого не менее страшную.

В моём стихотворении «Клеопатра в Сидэ» упомянуты «людских судеб комедии и драмы». Действие происходит в турецком курортном городе Сидэ (Сиде), где сохранились руины храма, амфитатра и легенда о свидании египетской царицы Клеопатры с римским консулом Марком Антонием.

Клеопатра в Сиде

.

Анатолийский берег в тишине,
Лишь волны пенятся, шипят, ползут на сушу.
Возлюбленный уже спешит ко мне
И я обета встречи не нарушу.

Брожу меж беломраморных колонн
Воздвигнутого эллинами храма.
Отсюда наблюдает Аполлон
Людских судеб комедии и драмы.

Здесь в небо поднимаются ряды
Полуколец – амфитеатра ложи,
И звуки льются каплями воды,
Ласкающими зной горячей кожи,

Та под туникой трепетно дрожит,
Наполненная терпким ожиданьем
Любви? Коварства? Страсти? Или лжи?
Что тайным называется свиданьем?

Вот парус показался вдалеке,
И знаю: ни о чём не пожалею,
Когда, в свой час, почую на руке
Морскую пену, будто кожу змея.