Записи с меткой «Твардовский»


Публикация в сборнике «А.Т. Твардовский: исследования и материалы»

20.01.2021

В сборнике научно-практической конференции, состоявшейся в режиме видеоконференции в июне 2020 года, «А.Т. Твардовский: исследования и материалы» (выпуск 3) опубликована моя статья «Проблема исторического ревизионизма на примере клуба в д. Сельцо Починковского района Смоленской области». В ней идёт речь о клубе на родине А. Т. Твардовского. Для читателей сайта привожу её текст полностью.

Парамонова Мария Николаевна,
(Смоленск, Смоленская областная
организация Союза писателей России,
Московский государственный университет
технологий и управления им. К.Г. Разумовского)

 

 

Проблема исторического ревизионизма на примере

клуба в д. Сельцо Починковского района Смоленской области

Земля родная, что же сталось,

Какая странная судьба…

А.Т. Твардовский

 

Год 2020-й, связанный в сознании россиян с 75-й годовщиной победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, послужил смещению вектора политического дискурса на примеры современных попыток пересмотра советской истории, событий и итогов Второй мировой войны. Но 2020-й – это также и год 110-летия выдающегося русского, советского поэта А.Т.  Твардовского, жизнь и творчество которого неразрывно связано с историей нашей страны.

Представляется неслучайным, что программная статья президента России В.В. Путина о противодействии историческому ревизионизму, подчёркивает значимую роль писателей, среди которых особо отмечен А.Т. Твардовский. «Мы отстаиваем подлинную, не приглаженную или отлакированную, правду о войне. Эту народную, человеческую правду – суровую, горькую и беспощадную – во многом передали нам писатели и поэты, прошедшие через огонь и ад фронтовых испытаний. Для моего, как и для других поколений, их честные, глубокие повести, романы, пронзительная «лейтенантская проза» и стихи навсегда оставили след в душе, стали завещанием – чтить ветеранов, сделавших для Победы всё, что могли, помнить о тех, кто остался на полях сражений. И сегодня потрясают простые и великие по своей сути строки стихотворения Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом…», посвящённого участникам кровопролитного, жестокого сражения Великой Отечественной войны на центральном участке советско-германского фронта [7]».

Полагая, что бережное отношение к истории и внимание к писателям фронтовикам не должны стать лишь политической кампанией, что противодействие историческому ревизионизму вызовет к жизни созидательные силы, в настоящей статье поднимается проблема  исчезновения с литературной, исторической и туристической карты Смоленщины клуба в деревне Сельцо Починковского района. Исчезновения уже свершившегося, но, как нам видится, обратимого.

Сгоревший 10 лет назад в ходе ремонта, накануне 100-летия А. Т. Твардовского, клуб в Сельце Починковского района, начали строить в 1961 году, когда поэма Твардовского «За далью – даль» была отмечена Ленинской премией. Деятельное участие в судьбе земляков определило решение поэта передать часть престижной премии «моему родному Починковскому району Смоленской области на культурное строительство». Побудительный мотив поэт так объяснял своему адресату Д. А. Гаврилину в письме от 14 августа 1961 года:

«В настоящее время уточняется объект (то ли школа, то ли клуб), на строительство которого предназначены мною эти деньги. Согласитесь, что как бы я ни сочувствовал благородному желанию Вашего коллектива, принимающего активное участие в строительстве новой школы, я должен предпочесть мои родные места, где я рос, учился в начальной школе и где к тому же ужасные последствия войны до сих пор дают о себе знать» [8].

Ничем сторона не богата,

А мне уж и тем хороша,

Что там наудачу когда-то

Моя народилась душа.

                   (А. Твардовский «О  родине»[14,423])

Для поэта свято то, что мило с детства, чему поклонялся «многие лета», как эти деревушки и эта речка Лучеса с ее дивными, мягкими, зелеными берегами, существующими с того времени, когда Бог разделил свет и тьму, правду с кривдою [2,14].

Когда было начато строительство клуба в Сельце, А.Т. Твардовский следил за ходом этой важной для него стройки, заботился о газетах и журналах для земляков, о библиотеке-читальне. Зафиксировано и личное присутствие поэта в родных местах, контакты с земляками. В письмах Твардовского директору совхоза «Панской» Д. Г. Колоскову, подлинники которых хранятся в Рославльском музее, поднимается и такой актуальный сегодня вопрос, как благоустройство территории сельского поселения. А.Т. Твардовский пишет:

«Мне очень приятно, что идея пруда на участке будущего клуба Сельцовской бригады так быстро стала реальным делом. Очень было бы хорошо не забыть о предполагавшихся насаждениях. При встречах на XXII съезде КПСС тт. П. А. Абросимов и А. Т. Гнедов заверили меня относительно помощи областных организаций совхозу в строительстве клуба на участке Сельцовской бригады. Необходимые средства будут выделены, об этом уже есть, как сообщил А. Т. Гнедов, договорённость в Совете Министров РСФСР. Я хочу напомнить Вам, Дмитрий Гаврилович, о Вашем обещании, которое Вы дали моим односельчанам относительно возвращения их красному уголку библиотеки, некогда подаренной мною и находящейся теперь, кажется, в Никульчине, куда одно время был перенесен центр б<ывшего> колхоза «Новая деревня». Как Вы помните, односельчане мои проявили в моём и Вашем присутствии большую заинтересованность в водворении этих книг на место их первоначального назначения. Как-никак, эта небольшая библиотека послужит основой той библиотеки-читальни, которая будет создана при новом клубе» [8].

Строительство клуба велось ударными темпами: в Новосибирском проектном институте была выполнена проектная документация, 30 строителей под руководством прораба стройуправления №4 В.А. Балышева и рабочие совхоза возвели и отделали здание за несколько месяцев. Открытие клуба состоялось в воскресенье 14 октября 1962 года. Председатель Починковского райисполкома И.М. Цюпка вручил ключи от клуба заведующей М.П. Петроченковой. Ради исторической справедливости отметим, что сам А.Т.Твардовский на церемонии не присутствовал. Однако,  20 октября 1962 года, встречаясь с Н.С.Хрущёвым,  Твардовский упоминал, что отказался от поездки в США, поскольку работает над поэмой.

Вот как описывает новый клуб газета «Сельская новь»:

«Тут и вместительный зрительный зал со сценой, и уютный вестибюль, и комната для занятий художественной самодеятельности. В отдельном кабинете установлен радиоприемник с проигрывателем. Тут же стоит телевизор. Школьники смотрят детскую телепередачу – выступление пионерского ансамбля. Есть здесь и библиотека с читальным залом. 1350 книг получено из Москвы. Их собрали сотрудники журнала «Новый мир», главным редактором которого является А. Т. Твардовский. В библиотеке висит портрет знатного земляка, искусно выполненный местным художником [8]».

А для радости – веселья,

Это верные слова,

Лучше нет, как новоселье

В жизни раз. От силы два.

               (А. Твардовский «Новоселье»[13,547])

С 1980 года и до открытия в 1988 году музея-усадьбы «Хутор Загорье» в клубе проводились праздники поэзии: в Сельцо приезжали министр культуры Болгарии Вылко Вылчев, который перевёл на свой родной язык поэму «Василий Тёркин», поэты Белоруссии, журналисты из Чехословакии и Болгарии [8].

А 1985 году в одной из комнат Сельцовского Дома культуры студенческий отряд «Муравия» Смоленского педагогического института создал музейную экспозицию. Вот как вспоминает об этом доктор филологических наук, почётный профессор СмолГУ  Г. С. Меркин:

«Инициатива создания музея, посвященного А.Т. Твардовскому в Сельце Починковского района, исходила от Смоленского обкома КПСС. В середине октября 1984 года меня пригласил зайти к себе заведующий отделом пропаганды и агитации обкома партии И.В. Григорьев… Игорь Викторович расспросил, как идут дела по созданию будущей экспозиции для музея «Катюши», и неожиданно протянул мне письмо из Союза писателей СССР, в котором говорилось о предстоящем 75-летии со дня рождения А.Т. Твардовского и о том, что делается в Смоленской области по подготовке этой даты [3]».

Г.С. Меркину было поручено создание экспозиции музея Твардовского и обещана всяческая поддержка. Была разработана концепция будущего музея в Доме культуры деревни Сельцо. Вблизи находился хутор Загорье, где младший брат поэта Иван Трифонович Твардовский планировал воссоздание усадьбы Твардовских. В перспективе мог возникнуть музейный комплекс из усадьбы и клуба, поэтому экспозицию решено было посвятить поэме «Василий Теркин». Г.С. Меркин вспоминает:

«История поэмы, ее своеобразие, ее место в ряду эпических произведений о Великой Отечественной войне достаточно хорошо изучены. Потому мы, наряду с общеизвестными фактами и сведениями, обойтись без которых было невозможно, упор делали на истории поэмы на смоленской земле: о герое – земляке поэта, о названии географических мест, так или иначе связанных со Смоленщиной, о смоленских изданиях поэмы. Задача поисковой группы «Муравии» была в том, чтобы не только собрать необходимый информационный материал, но, по возможности, материализовать его: найти газеты и сделать копии; раздобыть смоленские «толстые» журналы и альманахи с публикациями о Твардовском и его поэме, и, самое сложное, отыскать для экспозиции подлинники смоленских изданий «Теркина», и не только «Теркина».

Музей должен был располагаться в двух комнатах Дома культуры. В первой планировалось представить творческий путь А.Т. Твардовского от первых стихотворений до финала – редакторской деятельности Твардовского в «Новом мире». Второй зал должен был рассказывать посетителям музея о поэме «Василий Теркин» и об увековечивании памяти поэта – в названии пароходов, улиц, в издании произведений поэта на языках народов СССР и мира, о научных исследованиях, посвященных А. Твардовскому.

«Изюминкой» первого зала должны были стать экспозиционные пояса о поэме «Страна Муравия», военной лирике А. Твардовского и стихов, посвященных семье поэта, прежде всего, матери – в цикле «Памяти матери». Кроме того, планировалось включить в экспозицию материалы и документы земляков поэта, в том числе и жителей дер. Сельцо, которые помнили о Твардовском, участвовали либо в строительстве Дома культуры, либо в сооружении пруда напротив него, который местное население называло не иначе, как «озеро Твардовского» – пруд был выкопан по личной просьбе поэта [3]».

Г.С. Меркин вёл переписку и с вдовой поэта М.И. Твардовской, которая «весьма настороженно» отнеслась к созданию экспозиции, она писала, «что музей вряд ли будет иметь перспективу, что в Сельце, в местной начальной школе, уже есть музейный уголок с очень хорошими материалами о Твардовском, прежде всего о его учебе в Ляховской школе, о его учителях [3]».

Литературовед отвечал Марии Илларионовне, что «литературная экспозиция на малой родине Твардовского, о которой он всегда говорил и писал с теплотой и любовью, необходима ещё и потому, что будущий этнографический комплекс в Загорье не будет иметь большого значения для понимания Твардовского, если рядом не будет литературной экспозиции» [3]. Г.С. Меркин подчёркивал тем самым комплексный характер музея, посвященного большому поэту.

Сомнения родственников поэта можно понять – по прошествии юбилейной даты управленческая активность пресказуемо снижается, и  воссоздание хутора «Загорье», который памятен всей семье Твардовских, может столкнуться со сложностями.   Но, вероятно, Г.С. Меркину удалось  убедить М.И. Твардовскую – она прислала письмо с пожеланием успеха и большую посылку с книгами из личной библиотеки А.Т. Твардовского, в том числе с дарственными надписями литераторов Твардовскому.

Благодаря помощи И.В. Григорьева, удалось получить копии материалов, газет военного времени, журналы и альманахи 40-50-х годов. Ряд материалов подарили для будущего музея смоленские библиофилы – из своих коллекций. Г.С. Меркин отдал для музея подлинники отдельных номеров «Литературной газеты» начала 50-70-х гг. и самое ценное – полные комплекты журнала «Новый мир» периода редакторской деятельности А.Т. Твардовского [3].

Письма о поэте и его творчестве, в том числе и переписка с М.И. Твардовской, воспоминания земляков, записанные студентами, подлинники фотодокументов и архивные источники, включенные в экспозицию, стали фондами музея. Их насчитывалось более 400 единиц хранения. И это было значимо, так как известно, что любой музей красен не только экспозицией, но и фондами. Г.С. Меркин вспоминает:

«Под утро 17 июня готовую экспозицию мы погрузили на две грузовых автомашины; и вместе с юношами – создателями музея – я отправил в Сельцо монтировать музей. В седьмом часу утра я шел на занятия прямо от Дома политпроса. Возле театра навстречу мне шел смертельно уставший И.В. Григорьев: город готовился к вручению награды – города-героя. Я сказал Игорю Викторовичу, что только что отправил для монтажа все музейные экспозиции…

23 июня было открытие нашего музея и большого закладного камня на месте, где И.Т. Твардовский возведет мемориальный комплекс усадьбы Твардовских. Было много гостей, в том числе и очень знаменитых: генерал-полковник В.М. Шатилов, командир 150-й стрелковой ордена Кутузова II степени Идрицкой дивизии, которая участвовала во взятии рейхстага. В этой дивизии служили наш земляк М. Егоров и М. Кантария, бывшие среди тех бойцов, кто водрузил над рейхстагом знамя Победы. Был фотохудожник В.И. Аркашев, автор фотоальбома «Дорогами Василия Теркина. Он подарил музею увеличенные до размера большого ватманского листа фотографии своей «Книги про бойца». Были писатели, в том числе из Смоленской писательской организации, и, конечно, многочисленные земляки поэта [3].

В Смоленскую писательскую организацию был принят и Иван Трифонович Твардовский, автор документальной повести «На хуторе Загорье». Младший брат поэта не только искусно нарисовал, но и сделал точный макет своего исчезнувшего с лица земли хуторка. И приехал руководить работами по его восстановлению. И стал директором музея, его заботливым хранителем [9,72].

А вот у клуба в Сельце после юбилейных торжеств наступили трудные времена. По воспоминаниям Г.С. Меркина, в областные органы поступило анонимное письмо о якобы нецелевом расходовании директором совхоза И.В. Шатыркиным государственных средств:

«Я не знаю всех тонкостей этого постыдного дела. Но меня несколько раз вызывали на допросы по поводу И.В. Шатыркина, пытаясь получить доказательства его вины. Естественно, ничем обрадовать следователей я не мог. В связи с этим Иван Владимирович не рискнул дать отдельную единицу хотя бы смотрителя музейных экспонатов. Во Всходах такая возможность была изыскана, и земляки М.В. Исаковского не только ревниво оберегали то, что мы сделали, но и существенно обогатили музей, в частности, получили от вдовы М.В. Исаковского большое количество вещей, книг из библиотеки поэта и т.д., что позволило из категории народного музея перейти в статус государственного мемориального музея М.В. Исаковского, в состав которого естественным образом вошла экспозиция о «Катюше». В Сельце этого не случилось. В очередной приезд в музей я увидел ужасную картину: двери музея нараспашку, на солнце выгорают подлинники газет и книг, судьба фондов неизвестна. Музей бесхозен [3]».

Лишь в 2010 году, спустя ещё 25 лет, к 100-летию со дня рождения Твардовского, закономерно возродился интерес к малой родине поэта. Руководство региона предвидело, что гости, которые приедут в Смоленск на праздник, захотят побывать на малой родине А.Т. Твардовского. На федеральном уровне  было принято специальное правительственное постановление о праздновании юбилея поэта, в Починке решили установить бюст работы престижного скульптора. Полувековое здание клуба в Сельце давно требовало капитального ремонта, и, наконец, в преддверии памятной даты, ремонт был профинансирован.

На эти цели из областного бюджета было выделено 2 миллиона рублей. К капитальному ремонту приступили основательно, заранее, ещё зимой. Но никакой информации о ходе работ в средства массовой информации не поступало. Сколько ни приезжали журналисты, в том числе и на праздник «Зима в Загорье», ставший традиционным, металлическая дверь всегда непременно на замке…  В ночь с 6 на 7 апреля в Сельце случилась беда: сгорел Дом культуры. Остались лишь обугленные кирпичные стены да остатки крыши… К тому времени строители полностью заменили кровлю, установили пластиковые стеклопакеты, смонтировали электрооборудование, в том числе предназначенное для отопления здания с помощью инфракрасных ламп, активными темпами велась внутренняя отделка. И вот без присмотра включили на ночь это самое отопление для просушки стен…[8]

Второму новоселью в клубе не суждено было сбыться к 100-летию поэта. Как сообщили СМИ, именно электрическая система отопления и стала причиной пожара. Почему была выбрана такая система отопления, и удалось ли взыскать с кого-либо сумму нанесённого ущерба, не сообщалось.

Всё, что на свете сделано руками,

Рукам под силу обратить на слом…

           ( А. Твардовский «Дробится рваный цоколь монумента…»[11,590])

Дата 100-летнего юбилея Твардовского была ознаменована «музыкою громкой» духового оркестра и «славословьем». На центральной площади Починка состоялось торжественное открытие бюста А. Т. Твардовского, автором которого является скульптор, народный художник РФ Андрей Ковальчук, председатель Правления Союза художников России, лично приехавший в Починок в составе официальной делегации. На церемонию прибыли министр культуры России А. А. Авдеев, губернатор Смоленской области С. В. Антуфьев, председатель Правления Союза писателей России В. Н. Ганичев,  режиссер М.М. Хуциев, народный артист России С.П. Никоненко  и другие деятели культуры и искусства. Мы, представители Смоленской областной организации Союза писателей России тоже присутствовали на торжестве.

Когда белый чехол, накрывавший бюст поэта, был снят, по толпе собравшихся прокатился шёпот: «Он молодой…». Да, скульптор изобразил Твардовского юношей в гимнастерке, и это понятно – по этим улицам много десятилетий назад проходил селькор Твардовский, а после освобождения Смоленщины военкор Твардовский приезжал сюда на родное пепелище.

Выступление министра культуры А. А. Авдеева ещё раз подчеркнуло важность творчества и общественной деятельности А.Т.Твардовского для российской литературы и истории. Аплодисментами встретили починковцы и многочисленные гости выступление Народного артиста России Сергея Никоненко, который прочел главу «Гармонь» из поэмы Твардовского «Василий Тёркин». К бюсту А. Т. Твардовского были возложены цветы. Здесь же состоялось специальное гашение почтовых конвертов, выпущенных к юбилею поэта по заказу Смоленского филиала ФГУП «Почта России». Министр культуры А. А. Авдеев и губернатор Смоленской области С. В. Антуфьев проштемпелевали особым штемпелем с портретом Твардовского несколько десятков конвертов, оставили на них свои автографы и подарили их присутствующим на празднике детям.

По окончании торжественного открытия бюста гости направились на хутор Загорье – воссозданную усадьбу Твардовских. Там прошел литературно-музыкальный праздник с участием поэтов и фольклорных коллективов. Смоленская областная организация Союза писателей России в программе концерта была представлена Виктором Смирновым, Тамарой Лосевой, Анатолием Александровым, Валентиной Белоусовой,  Линой Меркуловой,  Анатолием Панасечкиным и другими поэтами и прозаиками.

Однако, печальное пепелище – сгоревший клуб в Сельце, построенный на средства Ленинской премии Твардовского, официальные делегации не посетили, хотя оно было в нескольких сотнях метров. Тогда же, в 2010 году, нами поднимался вопрос о дальнейших действиях руководства области в отношении этого важного для истории смоленской и русской литературы объекта. Но ответ был горьким и обескураживающим: Сельцо почти умерло, там нет молодежи, в клуб некому ходить, даже школу закрыли, зачем восстанавливать клуб? Так потому и умирает Сельцо, уезжает молодежь, что нет клуба, закрыли школу, работы с достойной зарплатой тоже нет.

Конечно, отдельно взятый клуб не спасёт все российские вымирающие сёла, но он может наполнить жизнью родину Твардовского: создать рабочие места, стать местом творчества селян. Поэт, так же как М. В. Исаковский, которого он считал своим наставником, хотел оставить память о себе в родных местах, создав очаг культуры для земляков. Спорная гипотеза об отсутствии у Твардовского духовной связи с  этим клубом в силу сложных взаимоотношений с земляками, была отвергнута экспертами, которые были опрошены в ходе работы научно-практической конференции СмолГУ.

«Когда я в тот раз ступал по полям и кустарникам Сельца, Загорья или Столпова,  в сущности, это не были они, поселения и земли, заключавшие в себе мир моего детства и ранней юности. Это не было Сельцо, Загорье или Столпово, а были тылы дивизии, артиллерийские позиции наступающих войск, скрытное, но все же видимое многолюдье фронта с его порядками, бытом и всеми приметами, знакомыми по множеству других мест, где бывал я впервые в жизни [10,358]».

Так писал А.Т. Твардовский о своём пребывании на родине в дни Великой Отечественной войны, первым называя именно Сельцо. Неизгладимо и в нашей памяти впечатление от посещения сгоревшего клуба в июне 2012 года [4,82], когда в открытом окне нам предстал сам Твардовский с немым укором во взоре – это был обугленный портрет из бережно подобранной музейной экспозиции.

Не является ли попыткой исторического ревизионизма, циничного переписывания истории, замалчивания исключительной роли А.Т. Твардовского в поддержании духа защитников Отечества, их веры в Победу, а также в увековечении памяти 1,3 млн. погибших в Ржевской битве, молчаливое бездействие в отношении загубленного клуба и музея?

Литературно-исторический комплекс «Починок-Сельцо-Загорье» должен был стать непременным объектом туристического показа, локальным брендом культурных событий, формирующим бренд территории [5,55], средством нравственно-патриотического воспитания школьников и студентов Смоленщины и других регионов России. Без клуба-дара и экспозиции о «Книге про бойца» (а также о стихотворении «Я убит подо Ржевом…») концепция этого памятного места ущербна, лишена гражданственности и  историчности. Усадьба Загорье, включающая в себя  жилой дом, скотный двор, сенной сарай, баню, кузницу, колодец, сад, важна для воссоздания атмосферы детства поэта, тогда как «клуб Сельцовской бригады» являет нам зрелого Твардовского.

Проблему могло бы решить управленческое решение на уровне региональных и муниципальных органов власти. Очевидно, что восстановление клуба должно сочетаться с приданием ему актуального статуса и реального финансирования. В данном случае предлагаем рассмотреть три варианта:

  1. Передача здания на баланс «Смоленского государственного музея-заповедника», проведение восстановления здания и экспозиции за счёт регионального бюджета или при поддержке на федеральном либо партийном уровне (проект «Единой России»).
  2. Выделение в составе Починковского района нового Твардовского сельского поселения с центром в Сельце (сейчас Сельцо относится к Ленинскому сельскому поселению с центром в дер. Лучеса) и администрацией в здании клуба, с обособлением комнат под музейную экспозицию. Поселению следует придать особый статус Территории опережающего социально-экономического развития с соответствующими льготами для бизнеса. Благоустройство территории, прилегающей к клубу и пруду осуществить в рамках национального проекта «Комфортная городская среда».
  3.  Поиск социально-ответственного бизнеса, либо сбор средств с помощью краудфандинга для реализации на условиях частно-государственного партнерства и предоставления льгот комплексного проекта развития территории, представляющей  особую культурную и историческую ценность.

Развитие села в современных условиях требует поиска конкурентных преимуществ территории, уникальных особенностей, способных привлечь жителей, бизнес, туристов [6, 7]. Сельцо имеет такую особенность и такое конкурентное преимущество. Необходима только управленческая воля, возникающая не накануне юбилейной даты, а на долгосрочной, стратегической основе. Именно долгосрочным и стратегическим видится тренд на сохранение исторической памяти и противодействие ревизионизму.

Литература

  1. В Смоленской области сгорел сельский клуб, построенный Александром Твардовским. [Электронный ресурс]// Информационное агентство REGNUM – 2010. – Режим доступа: https://regnum.ru/news/accidents/1271475.html (Дата обращения 19.06.2020).
  2. Ильин В. В., Новикова О.А. Мифологические и фольклорные основы поэтической системы А. Т. Твардовского.  А. Т.  Твардовский: исследования и  материалы: Сборник научных трудов / отв.ред. В. В. Ильин, О. А. Новикова. – Смоленск: Издательство СмолГУ, 2015. – Вып. 2. – C. 8-21.
  3. Меркин Г.С. Музей книги про бойца в Сельце. [Электронный ресурс]// Смоленская областная организация Союза писателей России. Официальный сайт. – 2020. –  Режим доступа: http://sprsmolensk.ru/events/14683   (Дата обращения 19.06.2020).
  4. Парамонова М. Н. Марьин скит / Мария Парамонова. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2016. – 144 с.
  5. Парамонова М. Н., Тонишев Д. Г. Локальные бренды культурных событий. // Бизнес Территория. – 2018. – №1(60). – С. 50-55.
  6. Парамонова М. Н. Аграрные и аграрно-туристические комплексы кластерного типа как инструмент повышения конкурентоспособности регионов Нечерноземья. // Инновационные технологии в образовании и науке. Сборник материалов II Международной научно-практической конференции. Редколлегия: О.Н. Широков [и др.]. Издательство: Общество с ограниченной ответственностью «Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» (Чебоксары). – 2017. – С. 363-367.
  7. Путин В. В. 75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим. [Электронный ресурс]//Администрация Президента России – 2020. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/events/president/news/63527 (Дата обращения 19.06.2020).
  8. Савченков В. То ли школа, то ли клуб (история ДК в Сельце). [Электронный ресурс]// Смоленск. – 2011. – №1(125). Режим доступа:  https://www.journalsmolensk.ru/arhiv/01_125_11/10/10.PHP (Дата обращения 19.06.2020).
  9. Смирнов В. П. Я вам жить завещаю… (Неизвестный Твардовский). Главы воспоминаний. – Смоленск: Свиток, 2010. – 144 с.
  10. Твардовский А. Т. В родных местах. // Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.4 . – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.355-381.
  11.  Твардовский А. Т. Дробится рваный цоколь монумента.// Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.590.
  12.  Твардовский А. Т. На новостройках в эти годы. // Твардовский А.Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.594.
  13.  Твардовский А. Т. Новоселье.// Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.547.
  14.  Твардовский А. Т. О родине.// Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. –С.423.

 

 

 

Сельцо – неизвестная родина Твардовского

05.08.2020

В конце июля делегаты правления Смоленской областной организации Союза писателей России осуществили поездку в Починковский район, взрастивший немало замечательных поэтов. Председатель правления Олег Дорогань, его заместитель Мария Парамонова (автор этих строк) и секретарь организации Галина Николаенкова посетили Киселёвское сельское кладбище, где похоронен Виктор Смирнов, возглавлявший Смоленскую писательскую организацию более 15 лет. В российском и мировом масштабе Починковский район известен прежде всего как родина Александра Трифоновича Твардовского.


 

Всем известные Починок с бюстом Твардовского на глянцевом гранитном постаменте и хутор Загорье (там мы побывали накануне, см. предыдущий репортаж) – это парадная витрина. А совсем рядом, в 500 метрах от Загорья зарастает кустарником погоревший 10 лет назад Дом культуры (клуб) в Сельце. Он был построен на средства Твардовского от Ленинской премии как дар землякам – это и есть память, которую важно сохранить. Что же касается Загорья – это произведение Ивана Трифоновича Твардовского, младшего брата поэта.

Я прочла на крыльце клуба своё стихотворение «Сельцо», посвящённое малой родине Твардовского. В июне, когда отмечалось 110-летие Твардовского я читала это стихотворение в ходе научной онлайн-конференции и получила положительные отзывы, поддержку своего мнения о необходимости вернуть людям дар Твардовского. Я написала статью, в которой предлагает пути положительного решения судьбы здания клуба в Сельце для сборника конференции.

А недавно Агентство стратегических инициатив (АСИ) объявило новый конкурс кластерных проектов, направленный на оживление национальных парков, заповедников, заказников. В Починовском (плюс Глинковском и Ельнинском) районе имеется заказник. Восстановление клуба можно было бы провести в рамках создания туристического кластера «Родина Твардовского» (название условное).

Рядом с клубом по просьбе поэта тогда же в 1960-х годах вырыли пруд. Посмотрите, как это выглядит сейчас: его можно было бы облагородить в рамках нацпроекта по развитию городской среды (он распространяется и на село).

Строки стихотворения «Я убит подо Ржевом» начертаны на Ржевском мемориале, президент цитирует их, призывает сохранять историю. А клуб, в котором была музейная экспозиция именно о военных стихах, даже не пытаются восстановить. Хотя здание добротное, из красного кирпича, и стены сохранились. Даже фотопортрет Твардовского как призрак смотрит через оконный проём…

Вопрос не в том, кто виноват, а в том, что делать?

На хуторе Загорье – родине Твардовского

02.08.2020

Представители правления Смоленской областной организации Союза писателей России – председатель Олег Дорогань, его заместитель Мария Парамонова (автор этих строк :)  и секретарь организации Галина Николаенкова посетили Загорье – усадьбу семьи Твардовских, где родился поэт. Усадьба была воссоздана его братом Иваном Трифоновичем. Испили водицы из колодца вдохновения, побеседовали со смотрителем филиала Смоленского музея-заповедника и отправились дальше – в Сельцо.
Смотрите небольшой фотовидеоролик с места события:


 

Для автолюбителей отмечу, что дорога от Починка до Загорья на участке после поворота с трассы на Ельню отвратительная – асфальт как лунная поверхность – весь в кратерах.

Ранее делегация Смоленской писательской организации посетила Киселёвское кладбище в Починковском районе, где похоронен поэт Виктор Смирнов, более 15 лет возглавлявший Смоленскую писательскую организацию.

Он убит подо Ржевом…

30.06.2020

Подо Ржевом открыт монумент в память о защитниках, павших здесь в годы Великой Отечественной войны. Значит, и моему деду Игнатьеву Николаю Романовичу. Это о нём и тысячах таких же солдат написал Твардовский в своём величайшем стихотворении «Я убит подо Ржевом…». Спасибо тверским студентам-казакам за возможность принять участие в записи ролика – коллективной декламации этого стихотворения выдающегося поэта. Среди трёх рассказанных мною фрагментов первый «Там, где корни слепые…» – отчётливо напоминает мне о моём деде, оставшемся там, подо Ржевом, «куда на поминки даже мать не придёт». Ещё один фрагмент, где «И Смоленск уже взят». Создатель ролика Этер Кулиева определила его для меня как для смоленского писателя.

Мы помним и чтим подвиг наших дедов, но отчётливо проступает: «Я вам жить завещаю, что я больше могу?» Погиб, пропал без вести, ушёл «…на небо, без звёзд на груди». Теперь есть хотя бы памятник, своей оторванностью от грешной земли он и вправду напоминает дух незахороненного «под страшным Ржевом». Вспоминается лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто…».
Конечно, легче и приятнее вспоминать своих предков внучатам генералов, доживших до победы. Нам тяжелее. Как писал в своем стихотворении мой папа «Не потому ль я обездолен, Судьбы и Родины лишён, Скиталец на родном раздолье, Что я твой холмик не нашёл?» И мой дед по материнской линии был тяжело ранен в Финскую, долго лечился в госпитале, во время Великой Отечественной работал на железной дороге – по здоровью не был годен. Даже наши историки редко вспоминают о тех потерях, их не включают в цифровые базы данных, какие созданы по ВОВ. А теперь некоторые историки и вовсе не считают Финскую войной, якобы это была небольшая стычка, эпизод. Но ведь тогда погибли и были ранены сотни тысяч советских солдат и офицеров. Если поддаться и списать это на «эпизод»,  они и вовсе будут забыты. Или всё же «Никто не забыт…»?
Статья о важности сохранения исторической памяти, опубликованная президентом Путиным, несомненно будет способствовать проникновению российской точки зрения на историю Второй мировой войны. Её переведут на многие языки и прочтут многие люди. А вот наши историки разговаривают сами с собой – в «авторитетные» научные издания не возьмут статью, если она не соответствует создаваемой западом «истории».
Но, в конечном счёте, всё очень просто – историю пишут победители. Бумага стерпит, в то же время цифра переменчива. Кто через 50 или 100 лет переработает на макулатуру последние книги и заполнит цифровое пространство своим вариантом истории? Нельзя замыкаться «в бумаге» – издавать только печатные книги, но нельзя и уповать на «цифру» – мировая паутина сплетена не нами. В ролике, записанном и смонтированном студентами, таится надежда – вот они, «кто из рук наших знамя Подхватил на бегу…».

Г. С. Меркин о Музее книги про бойца в Сельце

22.06.2020

Уникальные воспоминания прислал мне Геннадий Самуилович Меркин, кандидат филологических, доктор педагогических наук, Почетный профессор СмолГУ. Г.С.Меркин стоял у истоков создания Музея песни М.В.Исаковского «Катюша» во Всходах Угранского района и Музея книги про бойца в Сельце Починковского района. Но судьба этих двух музеев сложилась по-разному. Геннадий Самуйлович пишет: «Уважаемая Мария Николаевна, отсылаю свои воспоминания о музее книги про бойца в Сельце…Ваш Г.С. Меркин».  В эти дни, когда мы празднуем 110-летие Твардовского, читателям моего сайта и сайта Смоленской областной организации Союза писателей России, главным редактором которого я являюсь, несомненно будет интересно прочесть о событиях, происходивших на малой родине поэта много десятилетий назад.

Музей книги про бойца в Сельце

Инициатива создания музея, посвященного А.Т. Твардовскому в Сельце Починковского района, исходила от Смоленского обкома КПСС. В середине октября 1984 года меня пригласил зайти к себе заведующий отделом пропаганды и агитации обкома партии Игорь Викторович Григорьев. В это время группа студентов Смоленского пединститута, объединенная в студенческий отряд «Катюша», вплотную занималась созданием музея песни «Катюша», который должен был разместиться в пос. Всходы Угранского района, на малой родине М.В. Исаковского. Молодежный отряд был создан после того, как Смоленский обком партии, а точнее – И.В. Григорьев не просто одобрил мою идею создания музея во Всходах, но и создал для нашей работы идеальные условия: нам было выделено огромное пространство – балкон в доме политического просвещения областного комитета партии, ныне помещение для Смоленского музыкального училища.

Игорь Викторович расспросил, как идут дела по созданию будущей экспозиции для музея «Катюши», и неожиданно протянул мне письмо из Союза писателей СССР, в котором говорилось о предстоящем 75-летии со дня рождения А.Т. Твардовского и о том, что делается в Смоленской области по подготовке этой даты.

Игорь Викторович с некоторой печалью в глазах сказал:

– Вы же знаете, что ничего существенного не происходит. Так что, Геннадий Самуилович, придется вам взяться за создание музея Твардовского. Какие у вас будут соображения на этот счет? Где и что мы можем сделать реально?

Я ответил, что срок очень короткий, что за семь месяцев создать музейную экспозицию практически невозможно.

Мой собеседник ответил, что он все это понимает и обещает мне всяческую поддержку: не только всеми необходимыми расходными материалами, но моральную поддержку. Он заметил при этом, что знает о созданных мной в Вязьме музея трудовой славы предприятий микрорайона 6 средней школы и музейной экспозиции, посвященной выдающимся педагогам, в разное время работавшим в средней школе № 5 в Вязьме.

– Не мне вам советовать, как организовать работу. Понимаю, что будет непросто, но, уверен, вы справитесь.

Я пошел по тому же пути, что и при организации музея «Катюша». Был создан молодежный студенческий отряд «Муравия» из моих учеников – студентов-филологов. Вместе с ними была разработана концепция будущего музея. Музей было решено создавать в Доме культуры деревни Сельцо, что в нескольких километрах от хутора Загорье, где И.Т. Твардовский планировал создание музея-усадьбы Твардовских. Поэтому, наряду с основными вехами творческой биографии поэта, не претендуя на полноту охвата, мы решили создавать музей поэмы «Василий Теркин». История поэмы, ее своеобразие, ее место в ряду эпических произведений о Великой Отечественной войне достаточно хорошо изучены. Потому мы, наряду с общеизвестными фактами и сведениями, обойтись без которых было невозможно, упор делали на истории поэмы на смоленской земле: о герое – земляке поэта, о названии географических мест, так или иначе связанных со Смоленщиной, о смоленских изданиях поэмы. Задача поисковой группы «Муравии» была в том, чтобы не только собрать необходимый информационный материал, но, по возможности, материализовать его: найти газеты и сделать копии; раздобыть смоленские «толстые» журналы и альманахи с публикациями о Твардовском и его поэме, и, самое сложное, отыскать для экспозиции подлинники смоленских изданий «Теркина» и не только «Теркина».

Музей должен был располагаться в двух комнатах Дома культуры. В первой планировалось представить творческий путь А.Т. Твардовского от первых стихотворений до финала – редакторской деятельности Твардовского в «Новом мире». Второй зал должен был рассказывать посетителям музея о поэме «Василий Теркин» и об увековечивании памяти поэта – в названии пароходов, улиц, в издании произведений поэта на языках народов СССР и мира, о научных исследованиях, посвященных А. Твардовскому.

«Изюминкой» первого зала должны были стать экспозиционные пояса о поэме «Страна Муравия», военной лирике А. Твардовского и стихов, посвященных семье поэта, прежде всего матери – в цикле «Памяти матери». Кроме того, планировалось включить в экспозицию материалы и документы земляков поэта, в том числе и жителей дер. Сельцо, которые помнили о Твардовском, участвовали либо в строительстве Дома культуры, либо в сооружении пруда напротив него, который местное население называло не иначе, как «озеро Твардовского» – пруд был выкопан по личной просьбе поэта.

А.Т. Твардовский очень аккуратно относился к понятию «учителя поэта». Немногие удостаивались им такой оценки. Но безусловным авторитетом для него был М.В. Исаковский, что следует из многочисленных источников, принадлежавших самому Твардовскому. Мысль о том, что он средства, полученные за Государственную премии, отдал на строительство Дома культуры в Сельце под чьим-то давлением никак не соответствует истине. Во-первых, документов об этом нет, неизвестно, кто эти «давители» и откуда. Во-вторых, что более важно, А. Твардовский привез из своего путешествия по Сибири проект каменного Дома культуры. Напомним, что М.В. Исаковский средства, полученные за Сталинскую премию в 1943 году за создание цикла песен, в которых входила и «Катюша», отдал на строительство Дома культуры во Всходах, на его малой Родине. Но это в период, когда шла война, был проект деревянного здания – о кирпичном и не мечталось. А. Твардовский идет по пути своего знаменитого земляка.

К созданию музея, посвященного А. Твардовскому в Сельце, весьма настороженно отнеслась Мария Илларионовна Твардовская, вдова поэта. Она писала мне, что музей вряд ли будет иметь перспективу, что в Сельце, в местной начальной школе, уже есть музейный уголок с очень хорошими материалами о Твардовском, прежде всего о его учебе в Ляховской школе, о его учителях.

Я отвечал Марии Илларионовне, что понимаю ее опасения, но литературная экспозиция на малой родине Твардовского, о которой он всегда говорил и писал с теплотой и любовью, необходима еще и потому, что будущий этнографический комплекс в Загорье не будет иметь большого значения для понимания Твардовского, если рядом не будет литературной экспозиции. Я убеждал жену поэта в том, что А. Твардовский, большой поэт, часто – вопреки обстоятельствам, и комплекс, в который войдет возрожденный хутор и музейная часть в Доме культуры, станут единым целым.

Не знаю, удалось ли мне убедить Марию Илларионовну, но она прислала письмо с пожеланием успеха в нашей затее и достаточно большую посылку с книгами из личной библиотеки А. Твардовского, в том числе с дарственными надписями литераторов А. Твардовскому.

Между тем работа шла полным ходом и, самое важное, в том числе и благодаря помощи И.В. Григорьева, удалось получить копии материалов, газет военного времени, журналы и альманахи 40-50-х годов. Ряд материалов подарили для будущего музея смоленские библиофилы – из своих коллекций. Я отдал для музея подлинники отдельных номеров «Литературной газеты» начала 50-70-х гг. и самое ценное – полные комплекты журнала «Новый мир» периода редакторской деятельности А.Т. Твардовского.

Все письма о поэте и его творчестве, в том числе и переписка с М.И. Твардовской, воспоминания земляков, записанные студентами, подлинники фотодокументов и архивные источники, включенные в экспозицию, стали фондами музея. Их насчитывалось более 400 единиц хранения. И это было значимо, так как известно, что любой музей красен не только экспозицией, но и фондами.

Под утро 17 июня готовую экспозицию мы погрузили на две грузовых автомашины; и вместе с юношами – создателями музея – я отправил в Сельцо монтировать музей. В седьмом часу утра я шел на занятия прямо от Дома политпроса. Возле театра навстречу мне шел смертельно уставший И.В. Григорьев: город готовился к вручению награды – города-героя.

Я сказал Игорю Викторовичу, что только что отправил для монтажа все музейные экспозиции.

Игорь Викторович улыбнулся, обнял меня, или, точнее, мы повисли друг на друге, и сказал:

– Спасибо, Геннадий Самуилович. Я верил, но не надеялся.

23 июня было открытие нашего музея и большого закладного камня на месте, где И.Т. Твардовский возведет мемориальный комплекс усадьбы Твардовских.

Было много гостей, в том числе и очень знаменитых: генерал-полковник В.М. Шатилов, командир 150-й стрелковой ордена Кутузова II степени Идрицкой дивизии, которая участвовала во взятии рейхстага. В этой дивизии служили наш земляк М. Егоров и М. Кантария, бывшие среди тех бойцов, кто водрузил над рейхстагом знамя Победы. Был фотохудожник В.И. Аркашев, автор фотоальбома «Дорогами Василия Теркина. Он подарил музею увеличенные до размера большого ватманского листа фотографии своей книги про бойца. Были писатели, в том числе из Смоленской писательской организации, и, конечно, многочисленные земляки поэта.

Много внимания уделял созданию музея и организации праздника директор местного совхоза И.В. Шатыркин. Он очень радовался, тому, что мы успели завершить создание музея, и спрашивал ревниво:

– Наш музей ведь не хуже музея «Катюши»?

Праздник прошел, и начались не очень радостные будни. Во-первых, кто-то из «доброжелателей» написал в областные органы анонимку о якобы нецелевом расходовании директором совхоза государственных средств. Я не знаю всех тонкостей этого постыдного дела. Но меня несколько раз вызывали на допросы по поводу И.В. Шатыркина, пытаясь получить доказательства его вины. Естественно, ничем обрадовать следователей я не мог.

В связи с этим Иван Владимирович не рискнул дать отдельную единицу хотя бы смотрителя музейных экспонатов. Во Всходах такая возможность была изыскана, и земляки М.В. Исаковского не только ревниво оберегали то, что мы сделали, но и существенно обогатили музей, в частности, получили от вдовы М.В. Исаковского большое количество вещей, книг из библиотеки поэта и т.д., что позволило из категории народного музея перейти в статус государственным мемориальным музеем М.В. Исаковского, в состав которого естественным образом вошла экспозиция о «Катюше».

В Сельце этого не случилось. В очередной приезд в музей я увидел ужасную картину: двери музея нараспашку, на солнце выгорают подлинники газет и книг, судьба фондов неизвестна. Музей бесхозен.

Я глубоко убежден в том, что малая родина знаменитых земляков не может быть бесхозной и опустошенной. Там должна кипеть жизнь. Так происходит в лермонтовских Тарханах, тютчевском Муранове, чеховском Мелихово, я не говорю уже о Пушкинских горах. Это о великих классиках. Но ведь так происходит в астафьевской Овсянке, шукшинских Сростках и ряде других селах, поселках, городах, связанных с жизнью и творчеством известных писателей-земляков.

А. Твардовский такой чести не удостоен. Позиция поэта, его творчество и при жизни раздражали власть. Изучение творчества Твардовского, в том числе и на его родине, долгие годы было если не под запретом, то не поощрялось. Твардовский был неудобен для многих – и некоторых литераторов, и для многих партийных функционеров и чиновников.

Они «проснулись» только после его кончины: «У нас любить умеют только мертвых». Сегодня эта формула не работает: и мертвых не чтут, а если и «чтут», то как-то показно, театрально.

Это не абстрактные выводы, не умозрительные рассуждения. Езжайте в Сельцо. Деревня умерла, школа закрыта, жителей нет. Могилы на кладбище, где похоронен И.Т. Твардовский и его супруга, в диком запустении.

Близилось 100-летие со дня рождения А.Т. Твардовского. Совершенно закономерно, что гости Смоленска, которые должны будут приехать в Смоленск на праздник, захотят побывать на его малой родине. Тем более что было принято специальное правительственное постановление по поводу столетнего юбилея поэта. А везти-то некуда. Зарос бурьяном отчий край, озеро заросло, и здание Дома культуры обветшало, и с музеем невесть что…

Некуда ехать. И незачем. Дом культуры, а вместе с ним музей сгорел. Как говорят работники правоохранительных органов, «Нету тела, нету дела».

Мария Илларионовна Твардовская оказалась права. К сожалению – для одних, ради успокоения – для других.

Г.С. Меркин, кандидат филологических,
доктор педагогических наук,
Почетный профессор СмолГУ

Научная конференция к 110-летию А.Т.Твардовского прошла онлайн

20.06.2020

20 июня 2020 года под эгидой Смоленского государственного университета состоялась научно-практическая конференция «Жизнь и творчество Александра Твардовского в историческом контексте», приуроченная к 110-летию со дня рождения выдающегося русского, советского поэта Александра Трифоновича Твардовского. Организатором конференции стал научно-педагогический состав кафедры литературы и журналистики СмолГУ (зав.кафедрой – доктор филологических наук Романова Ирина Викторовна).

Конференция прошла онлайн и объединила смоленских исследователей жизни и творчества Твардовского и их коллег из Тамбовской, Кемеровской и других областей России. В начале конференции были озвучены приветствия её участникам от руководителя департамента Смоленской области по культуре Михаила Юрьевича Ивушина и директора Смоленского государственного музея-заповедника Даниила Анатольевича Галкина.

С докладами на конференции выступили доктор филологических наук, профессор СмолГУ Анжелика Викторовна Королькова, кандидат филологических наук Дмитрий Александрович Бестолков из г. Мичуринска Тамбовской области,  декан филологического факультета, кандидат филологических наук,  доцент кафедры русского языка Валентина Сергеевна Ковалева, кандидат филологических наук, доцент Татьяна Николаевна Хриптулова, кандидат филологических наук, доцент Леонид Геннадьевич Каяниди. В обсуждении докладов приняли активное участие модератор конференции кандидат филологических наук, доцент Оксана Александровна Новикова, зав.кафедрой литературы и журналистики СмолГУ Ирина Викторовна Романова, доктор филологических наук, профессор кафедры Лариса Викторовна Павлова и другие.

Участником конференции являлся и председатель правления нашей организации Олег Иванович Дорогань, его доклад войдёт в сборник материалов конференции, текст опубликован на сайте организации.

Я принимала участие в конференции как представитель СМИ, главный редактор сайта Смоленской областной организации Союза писателей России, заместитель председателя правления организации. В рамках конференции я озвучила проблему, связанную с сохранением памяти о Твардовском – отремонтированный и сгоревший десять лет назад клуб в Сельце Починковского района, построенный в своё время на средства Александра Трифоновича от государственной премии. На обсуждение были вынесены вопрос о необходимости восстановления этого учреждения культуры и спорная гипотеза об отсутствии у поэта духовной связи с  этим клубом в силу сложных взаимоотношений с земляками. Сбор экспертных мнений будет продолжен, поэтому не буду торопиться с выводами. Кроме того, я прочла своё стихотворение «Сельцо», написанное под впечатлением от посещения сгоревшего клуба в июне 2012 года, через 2 года после пожара (см. фото). Стихотворение вошло в мою книгу «Марьин скит» (2016). Вот оно:

СЕЛЬЦО

Сельцо умирало. Чернели уныло
Слепые глазницы заброшенных изб.
Землица-вдовинушка плуг позабыла,
Рычание трактора, сеялки визг.

Припомнит порой, разнотравье вздымая:
Кузнец из Загорья, что в шляпе чудной,
Тот землю любил, и, в ладони сжимая,
Её согревал, называя родной.

Парнишку-селькора потом вспоминает.
Бывало, как батя, землицу сожмёт:
«Ничем не богата, а всё же родная!»,
И пишет у бровки, и строки вразмёт.

Земля вспоминает: горели деревни,
И пепел стелился по голым полям.
Бывала не раз в этом ужасе древнем,
Но снова всходили овсы по углям.

Весна за весною, засеяли пашни,
Латали да строили крышу да сруб.
Поэт знаменитый – парнишка вчерашний
На родине с премии выстроил клуб.

За книгою – книга, за далями – дали,
И хутор Загорье читатель узнал,
Чукотке и Бресту известными стали
Починок и Глинки, Угра и Десна.

Но вырваны корни, подрублены ветки,
(Вздыхает землица полынью-травой).
До срока увял человек этот крепкий,
Антей, отлученный от почвы родной.

Селяне старели, поля зарастали,
И тлен запустения клуб подкосил.
А память прочней древесины и стали,
А Тёркина знают, кого ни спроси.

На тысяче клубов замки и печати,
Но этот особый, по сути – музей.
Откроются двери к торжественной дате
И встретят поэтов, селян и друзей!

Да Божия воля – его попущенье.
Пожар. Ожиданий стремительный крах.
И кто истолкует такое знаменье:
Восставшее вновь обратилось во прах.

Землица вздохнула, повеяло пеплом,
И что-то открылось в сознанье моём:
В России сейчас сотни тысяч поэтов.
А может всем миром? Поднимем? Спасём?!

 

О новой книге стихов О. Дорогань «ВИСОКОСНОЕ ВРЕМЯ»

23.05.2020

Сайт Смоленской областной организации Союза писателей России публикует мою рецензию на новую книгу стихов, которую выпустил поэт Олег Дорогань.

Олег Дорогань выпустил свою новую поэтическую книгу «Високосное время» в брянском издательстве «Аверс». Это девятая книга автора, который является председателем Смоленской областной организации Союза писателей России. В этой книге он развивает лирические, военно-патриотические, православно-духовные и философские мотивы. Автор живо откликается на вопросы, которые ставит время, своеобразно отражает их в своём творчестве. Его стилю присущи пластика, свежий образ, интересная рифма и метафора, проникновенно-лирические и публицистические интонации.

Книга начинается с программного стихотворения «Високосное время» и разбита по разделам–циклам. Первый раздел «Победы величье у нас не отнять» приурочен к 75-ой годовщине нашей Великой Победы. О служении Отечеству, начиная с курсантской юности до сегодняшних дней, и о духе времени, которым сопровождались все эти годы, свои стихи автор обозначил циклом «В бессонном дозоре».

Цикл стихотворений «А ещё я помню колыбельную» поэт посвятил матери. При чтении этих стихов создаётся глубокое впечатление, словно образ любимой  матери автор пытается воскресить для себя и для читателя.

Лирические любовные переживания у поэта проявились в мотивах стихотворений, включённых в циклы «Сердце не справляется с весной», «Осенние элегии», «Когда я обращусь лицом к звезде», «Я не венчался с земною невестой». Эти стихи отличаются благородным возвышенным отношением к Женщине, они о встречах и разлуках, расставаниях навек и вере в новую встречу.

Любовью к братьям нашим меньшим проникнут цикл «И первозданный клич природ…». Борьба природных начал в судьбах животных проявляется, как и в судьбах людей.

Болью и тревогой о настоящем и будущем России – Руси непреходящей – пронизаны стихотворения в разделе «Охрани нашу Русь». Сюда включены стихотворения из предыдущей поэтической книги «Русь непреходящая» («Российский писатель», 2011 год), а также новые стихи, где эти патриотические мотивы, связанные с деревенской Русью, получают своё продолжение.

Цикл «Время идёт, прирастая погостами…» посвящён памяти ушедших родных и близких автора, памяти поэтов Виктора Смирнова, Николая Сухарева, певицы Ольги Воронец, и восходит к обобщённому образу всех ушедших, достойных бессмертия и незабвенной памяти.

В книгу вошли стихотворения, посвящённые М.В.Исаковскому и А.Т.Твардовскому. Эти выдающиеся поэты стояли у истоков создания и в процессе становления нашей Смоленской писательской организации почти век назад, а теперь для неё, для всех нас, её представителей, они как ангелы-охранители.

Публицистические и философские размышления поэта о времени и о себе, о самой сути – в жизни и творчестве, о смысле жизни и смысле смерти нашли наиболее полное отражение в цикле «О самой сути».

Православные мотивы обрели своё воплощение в стихотворениях цикла «Выстроить свой храм». Здесь собраны стихи, посвящённые Святому равноапостольному князю Владимиру Крестителю, Пресвятой Богородице Одигитрии, смоленским православным святым.

В основу стихов из циклов «Заболеваю я звёздностью неба» и «Вращается Вселенная» легли мотивы космического плана с размышлениями о природе времени – как энергии звёзд, обуславливающей вечность и бессмертие человеческих душ.

Последнее стихотворение в книге «Говорит Время» как бы закольцовывает её начальную и финальную доминанту, отражая суть «Високосного времени», в которое мы живём, преодолевая всё на своём пути, направляясь, что называется, через тернии к звёздам. Идём по своей стезе, не теряя любви, а обретая её на всё более высоких уровнях бытия в мироздании. И тем самым спасаемся в Боге, одерживая победу над смертью в Успении, в награду получая бессмертие души.

А завершает книгу «Високосное время» поэма «Крестница». В ней рассказывается о матери, которая ищет своего сына–солдата, находит место его захоронения на чеченской земле и задаётся целью собрать средства для возведения на этом месте храма. Автору удаётся передать внутренние переживания героини поэмы, силу и крепость её веры, самозабвенное духовное служение своему материнскому и нравственному долгу.

О творчестве поэта в разное время писали В.Черкашин, В.Суханова, П.Ульяшов, Н.Кузьмин, Ю.Беличенко, Н.Дорошенко, В.Широков, В.Иванова, Н.Сухарев, А.Березнев, А.Стерхов, М.Козлов, Н.Илькевич, А.Мельник и другие авторы.

И поэт Олег Дорогань, судя по всему, не соступает со своей жизненной и творческой стези, находится в духовном восхождении к высотам избранного им идейно-эстетического идеала:

Стихи, пожалуй, лучшее,
Что в мире грёз и гроз

Мы, радуясь и мучаясь,
Роняем вместо слёз…

Мария Парамонова

Твардовский. Есть имена, и есть такие даты…

04.05.2020

Участвуя в акции «Бессмертный полк русской поэзии», которая проходит под эгидой Союза писателей России, я прочла  стихотворения поэта-фронтовика, уроженца Смоленщины Александра Трифоновича Твардовского. Сегодня на странице «Бессмертного полка русской поэзии» опубликовано моё видеопрочтение.

Ссылка на просмотр видео: https://www.youtube.com/watch?v=yQz2NUmJWVU

 

Александр Трифонович Твардовский (8 июня 1910 — 18 декабря 1971) — русский советский писатель, поэт и прозаик, журналист, специальный корреспондент. Подполковник (1945). Главный редактор журнала «Новый мир» (1950—1954; 1958—1970). Твардовский, любимый поэт миллионов читателей, прославился как поэт, который воспел в своих произведениях подвиг советского народа в Великой Отечественной войне.

Не ставьте поэтов на полку!

18.07.2016

 16 июля 2016 года исполнилось 88 лет поэту Андрею Дементьеву, художественному руководителю Государственного автономного учреждения культуры «Дом поэзии Андрея Дементьева» в Твери. К этой дате был приурочен митинг у Дома поэзии и праздничный концерт во Дворце спорта «Юбилейный».

На митинге Андрей Дмитриевич, с присущей ему деликатностью, обходил тему своего дня рождения, обходили её и ведущие, следовавшие сценарию. По этой причине у собравшихся и у прессы сложилось впечатление, что главное событие дня – открытие памятника поэтам-шестидесятникам работы Зураба Церетели и его выставки в Доме поэзии. И.о. губернатора Тверской области Игорь Руденя и некоторые другие выступающие, правда, дарили Дементьеву цветы, кратко поздравляя его с днём рождения.

Я с радостью отметила, что трибуны и площадка перед Домом поэзии были заполнены тверичанами – любителями поэзии. Замечательно, что эта, «демократичная» часть праздника стала доступна всем, кто интересуется поэзией, но не может себе позволить билет на концерт за несколько тысяч рублей. Здесь же продавали книги – сотрудники книжного магазина «Москва» и филателистическую продукцию – Тверской филиал «Почты России» (в ходе праздника состоялось специальное гашение почтового конверта с изображением Дома поэзии).

  На сцене перед Домом поэзии выступил народный артист  Иосиф Кобзон, исполнивший четыре песни на стихи ряда поэтов, имена которых нанесены на памятник, ещё укрытый белым полотном, а потому загадочно-прекрасный. Состоялась премьера новой песни на стихи А. Дементьева «Памяти мамы».

Приехавший из США Евгений Евтушенко прочел стихи очень выразительно, но по книге. Он сильно сдал за год с прошлого приезда в Тверь, когда он читал поэму «Дора Франко» о прекрасной латиноамериканке, вербовавшей его в сладкий заокеанский рай. В этот раз Евтушенко даже почти воздержался от традиционных выпадов в адрес СССР, сказав только, что в те времена Дементьев, несмотря на цензуру, всегда печатал в «Юности» хорошие стихи – его стихи.

 Творчество Булата Окуджавы блистательно, несмотря на плохую работу звукового оборудования,  напомнил ещё один народный артист России – Олег Погудин. Роберта Рождественского почитал Максим Аверин, один из ведущих праздника, на котором присутствовала дочь Рождественского Екатерина. От Ахмадуллиной и Высоцкого представителей не было. Жаль, наверно не только я ожидала услышать «По улице моей который год…» и «Дом хрустальный на горе для неё…» (рифма «рос в цепи – россыпи» вполне «шестидесятническая»).

Андрей Дементьев прочел свое стихотворение о пяти знаменитых поэтах не со сцены, а стоя рядом с памятником. Он также озвучил историю возникновения идеи пямятника у Зураба Церетели. Президент академии художеств, отливший в металле множество скульптур, и подносящий их в дар разным городам мира, решил, что к пяти именам надо добавить Владимира Высоцкого и Андрея Дементьева. С точки зрения маркетинга это было правильное решение: Высоцкий – народный бард, а Дементьев родом из этих мест. К тому же в Твери самым посещаемым литературным местом является памятник … Михаилу Кругу.

Собственно сам Зураб Церетели и исполняющий обязанности губернатора Тверской области Игорь Руденя сняли скрывавшее пямятник полотно и взорам собравшихся предстала … книжная полка. Аплодисменты! Много раз приходилось мне присутствовать на открытии памятников. Никогда не забуду, как перед глазами жителей Починка в Смоленской области, открылся бюст их земляка А. Твардовского. По толпе прокатился восхищенный возглас «Он молодой!»- скульптор А. Ковальчук смог приятно удивить смолян. В нашем случае памятник просто обречен на известность – о нем долго будут спорить – как о форме так и о содержании.

Одно бесспорно хорошо – открытие памятника заложило новую прекрасную традицию в Твери – читать стихи в палисаднике Дома поэзии. Открыл поэтическую страницу главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков. Вот он приятно удивил – прочел стихи Владимира Соколова. Это своего рода дань справедливости – открыть поэтические чтения стихами полузабытого поэта с тверскими корнями – «тихого лирика» – среди славословий его шумным современникам. Голос Соколова – чистая поэзия, рожденная добрым сердцем. Вот где вспыхнул бы «небосклон Пушкина, Тютчева, Фета», как выразился в своём стихотворении о пяти поэтах Андрей Дементьев.

Конечно, неизбежны споры литературоведов – можно ли считать открытым список «шестидесятников» и культурологов – как вписывается конструкция из железа в ансамбль купеческого дома – памятника архитектуры второй половины 18-го века. У меня же возникло сожаление о том, что железные корешки книг крепко припаяны к своей книжной полке. Это закрытые книги.

Пусть поэзия звучит! Пусть книги шелестят страницами! Не ставьте поэтов на полку!

Сценарий творческого вечера и его реализация

29.12.2010

Смоленская областная организация Союза писателей России завершила год 100-летнего юбилея Александра Трифоновича Твардовского творческим вечером-презентацией книги Председателя Правления организации, лауреата литературных премий имени Пушкина, Исаковского, Твардовского, Платонова, автора 14 книг Виктора Петровича Смирнова «Я вам жить завещаю…(Неизвестный Твардовский)». Я подготовила сценарий этого вечера и выступила на нём в качестве ведущей.  Кажется, всё получилось отлично!

Творческий вечер состоялся 27 декабря 2010 года в главном зале Смоленской областной универсальной библиотеки имени А.Т.Твардовского, руководитель которой Мальцева Ольга Евгеньевна обратилась к собравшимся с приветственным словом.

Издание воспоминаний Виктора Смирнова о Твардовском – значимое событие в культурной жизни Смоленщины, и Администрация Смоленской области, Смоленская областная Дума с большим вниманием отнеслись к нему. Предваряют книгу вступительное слово Губернатора Смоленской области Сергея Владимировича Антуфьева и обращение к читателю Председателя Смоленской областной Думы Анатолия Ивановича Мишнева. На творческом вечере-презентации книги Виктора Смирнова Администрацию представлял Сергей Викторович Жуков, заместитель начальника Департамента культуры Смоленской области. В своём выступлении он сказал, что уже прочел книгу полностью и, несомненно, она заслуживает внимания. С.В.Жуков отметил также, что вокруг творческого и жизненного пути нашего великого земляка не утихают споры, и воспоминания В.П.Смирнова – одна из точек зрения, точка зрения благодарного ученика гениального поэта.

Член Союза писателей России, литературный критик Олег Дорогань, автор вступительной статьи к книге В.П.Смирнова, в своем выступлении отметил, что Виктор Смирнов с лихвой оправдал высокое доверие великого земляка, в 1965 году рекомендовавшего молодого колхозника в Литинститут. Виктору Смирнову «наиболее ярко удалось возродить серебряный век Смоленской (поэтической) школы, обратившись к первоистокам традиции и при этом вводя приёмы акмеизма, где он почувствовал его удачные выходы к сердцам читателей».

Мне пришлось немного поволноваться, так как С.В.Жуков своим выступлением, вольно или невольно, вступил в литературоведческую дискуссию с О.И.Дороганем, который, отстаивая постулаты своей теории, отклонился от регламента. Виктор Смирнов – действительно живой классик, раз его творчество уже сейчас пытаются классифицировать. Но вот, споры улеглись и я приступила к обзору содержания книги, процитировав фрагмент очерка «Россия зовёт», в котором Виктор Смирнов говорит о причинах, побудивших его к написанию воспоминаний о Твардовском. Обзор содержания сопровождался показом на экране слайдов фотоиллюстраций книги (После вечера одна поэтесса – учитель информатики указала мне не недочеты в моей презентации Power-point – в школе она учит детей, что нельзя использовать маркированный список в тексте слайда и отцентровывать его. Жаль, что она не предложила свою помощь, когда я готовила вечер. Это было бы полезно для всех).

Очерк «Строгость и доброта», повествующий о встречах юного Виктора Смирнова с великим Александром Трифоновичем Твардовским, артистично продекламировал Алексей Михаленков, ученик 10 класса Гимназии эстетического профиля, победитель ряда творческих конкурсов. Я вручила Алексею почетную грамоту Союза писателей России и благодарственное письмо Гимназии,  заместитель директора которой Ольга Николаевна Ермишина подготовила талантливого ученика к декламации довольно сложного прозаического произведения.

Воспоминания Виктора Смирнова о встречах с братьями и сестрами Александра Трифоновича Твардовского также нашли отражение в книге «Я вам жить завещаю…»(Неизвестный Твардовский)». «Загорьевский Аввакум» – так называется очерк, посвященный встречам с Иваном Трифоновичем Твардовским. Знакомство Смирнова с младшим братом великого поэта началось с переписки. Оценив слог Ивана Трифоновича, Виктор Смирнов посоветовал ему написать книгу о мытарствах семьи Твардовских. «И я повел его, робкого, начинающего автора, в издательство «Современник» – вспоминает в своем очерке Виктор Смирнов. Книга вышла в свет, правда в урезанном виде. Потом Иван Трифонович приехал в родное Загорье, воссоздал там усадьбу Твардовских и стал директором музея. «И когда наш всероссийский писательский вождь Валерий Николаевич Ганичев доверил мне – продолжает Виктор Петрович – вручить такому дорогому автору новёхонький членский билет Союза писателей, я, совершая сию, поистине историческую миссию, волновался, пожалуй, больше, чем когда сам его получал».

Раздел книги «Его смоленские друзья» включает очерки о близких для Твардовского людях. Эти очерки откроют читателю не только малоизвестные факты из жизни Твардовского, но и образ той эпохи. И, конечно же, в книге «Я вам жить завещаю…» (Неизвестный Твардовский)» читатель найдет стихи Виктора Петровича Смирнова, посвященные Твардовскому. Их представил гостям творческого вечера сам автор. Виктор Петрович прочел стихотворения  «Глаза», «Строкой слепя, как молнией в окне…» и «Твардовский» («По отчеству величали…»). Гости вечера, в числе которых были писатели, педагоги, учащаяся молодежь, встретили стихи овациями.

На протяжении вечера прозвучали песни на стихи Виктора Смирнова «Отшумела осень» (музыка Юрия Селезнева, исполнитель – солистка оперной студии имени Нециной Наталья Усачева, концертмейстер Анастасия Самофралийская), «Кувшинки» (музыка и исполнение – Олег Дорогань), «Отними у меня Россию – что останется…»(музыка и исполнение – Николай Писаренко, аудиозапись).

Фольклорный коллектив «Реченька» из Ельнинского района великолепно, с душой исполнил народные песни, в том числе любимую песню матери Твардовского Марии Митрофановны, а участник ансамбля член Союза писателей России Анатолий Панасечкин прочел свои стихи, посвященные смоленской поэтической школе, её продолжателю Виктору Смирнову.

После завершения заложенной в сценарии программы я предложила выступить гостям вечера. Писателей долго уговаривать не приходится.  Лина Меркулова рассказала о впечатлениях от книги, от творческого вечера, о разных других впечатлениях и прочла несколько стихотворений Виктора Смирнова.

С поздравлениями в адрес Виктора Смирнова выступили Тамара Лосева, растроганная песней О.И.Дороганя про кувшинки и подарившая Виктору Смирнову букет роз, и Анастасия Самофралийская, вручившая подарок.

Виктор Смирнов сердечно поблагодарил Ирину Флиманкову, в издательстве которой вышла книга «Я вам жить завещаю…»(Неизвестный Твардовский)» и коллектив её предприятия.

Было приятно увидеть, что в зале, который был практически полон, много незнакомых лиц. Некий экскурсовод, не назвавший своего имени, проникся духом творческого вечера, вышел к микрофону поблагодарил Виктора Смирнова и прочитал стихи Твардовского.

Закончился творческий вечер-презентация традиционной раздачей автографов и фотоснимками на память. Две студентки колледжа даже попросили Николая Кеженова, ведущего фоторепортаж, прислать им фотографии с Виктором Смирновым. В общем, я поставила себе «пять» за сценарий и «четыре с плюсом» за его реализацию.