Записи с меткой «За заслуги перед Отечеством»


Долгожданные ноты золотого дождя

31.08.2020

Статья опубликована на официальном сайте Союза писателей России

Статья на сайте еженедельника «Караван Ярмарка» (выпуск от 915.09.20 № 36(85)

Знаменитая детская писательница отметила 90-летие и снова за работу

 

Едва ли не каждому россиянину доводилось слышать стихи детской писательницы из Твери Гайды Лагздынь. Многие поколения детей выросли на них, многие поколения родителей читали их своим малышам. Биография Гайды Рейнгольдовны представлена на множестве интернет-страниц, включая Википедию, в которой уже появилась запись о награждении писательницы Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» (соответствующий документ подписан президентом В.В. Путиным 21 августа 2020 года).  Поэтому расскажу о том, что пока не известно читателям.

НОВАЯ КНИГА ПОЧТИ ГОТОВА К ПЕЧАТИ

Полтора года назад, это было в День поэзии, Гайда Лагздынь поделилась со мной задумкой издать иллюстрированную книгу по своей сказке о королевствах «Королевские стихи». Теперь эта большая работа близится к завершению, и книга обещает быть поистине сказочной. В ней будет 212 страниц, мелованная бумага, и доверить печать книги писательница намерена Тверскому комбинату детской литературы:

 - Там многие мои издательства московские печатаются, они работают качественно. И недавняя книга «Зелёная аптека» тоже там отпечатана.

- А ты думал, – спросил большой арбуз, – почему мы круглые и почему в нас сладкий сок?

- Нет, не думал, – промолвил маленький арбуз, – Я ещё зелёный.

( Гайда Лагздынь, «Зелёная аптека», 2020 г.)

- Андрей Андреевич, замгубернатора (Емельянов – прим. автора) сказал, что у меня музей. Да никакой у меня не музей! Склад, а не музей. Книги, рукописи. Тысячи стихов ещё не опубликованных! Есть целые циклы до дисков уже доведённые. Я же на машинке работаю, потом отдаю наборщице, она приносит сначала на бумажном носителе, я проверяю и отдаю, их в электронный вид переводят. А вот новую книгу три раза исправляла, как никогда. Ведь это стихи, это сказочная повесть!

А сколько художников у меня прошло через квартиру! Они заканчивают училище, но им ещё нужно фантазию развивать. К моим «Королевствам» много иллюстраций нарисовано, но иногда их очень сложно в книге использовать из-за того, что художник не учёл пропорции листов книги. Приходится обрезать или хорошую картинку, которая могла бы на всю страницу пойти уменьшать до половины только из-за того, что она горизонтально расположена. Нужно делать книги как следует, для детей – чтобы было много цветов.

 Действующее лицо в сказке – шут, который на коне объезжает королевства с определённой задачей.

Туман по травам низким плыл,

Вздыхало озеро лесное,

Травы дурманный дух бродил

И усыплял вокруг земное.

Играла ночь, затихло всё

Во власти музыки чудесной,

Заря пришторила окно

И притенила свод небесный…

Сказку рассказывает старушка, в которой читатель легко узнает саму Гайду Лагздынь. В этом ему поможет иллюстрация к книге «Королевские стихи», созданная художником Сергеем Даниленко, который уже вырос в прекрасного книжного иллюстратора. Вот же оно, лесное озеро в тумане ночи, вот она, сказочница с добрым лицом.

ЛАСТОЧКИНЫ НАПЕВЫ

Гайда Рейнгольдовна Лагздынь родилась 1 августа 1930 года в Ленинграде, в семье латышского рабочего-фрезеровщика, служившего в годы революции на большом линкоре «Марат» (помните, его ещё Михалков в «Дяде Стёпе» с Ленинградом рифмовал?). На флоте сослуживцем был Ефим Бородиновский, впоследствии познакомивший Рейнгольда со своей сестрой Февронией Константиновной, жившей в Витебском уезде Белоруссии. Гайдой дочь назвали по настоянию отца в память о его сестре, а мать хотела назвать девочку Зоей, и это имя стало для неё крестильным. Гайда – по-латышски «ждать», а по-литовски «напев, нота». Рейнгольд – дождь золота, Лагздынь – ласточка. И как с такими паспортными данными не стать сказочницей? Хотя времена были не сладкие: отца репрессировали, мать с детьми выслали в Калинин. После посмертной реабилитации отца мать и брат Феликс вернулись в Ленинград, а Гайда осталась учиться в Пединституте на учителя биологии и химии, позже начала писать стихи для детей.

 - Как писатель я штучная, никто ведь не пишет для малышей, совсем маленьких. Детская поэзия она особенная, она стоит на тонкой грани. Я когда пишу, превращаюсь в этого малыша. Если ты ребёнка понимаешь, чувствуешь его человеческую душу, куда уже больше! Хотя недавно одну столичную писательницу, которая выступала в Твери в книжном магазине, я спросила о детской литературе. Она сказала, что те, кто пишет для детей – сами недоразвитые, но этим она только себя охарактеризовала. А познавательная литература! Тоже мало кто может, я же биолог, химик.

Я никогда не рвалась в писатели, просто росла постепенно. Горько когда совсем молодые поэты, получив приз на каком-нибудь конкурсе, считают себя гениями. Они перестают работать над собой и губят свой талант, если он у них был.  В Советское время было много республик, и всем давали печатать детскую литературу. А у РСФСР было всего семь позиций, и в семи позициях меня печатали через год, начиная с «Весенней песенки» в 1975 году, тиражами по несколько сотен тысяч экземпляров. Сейчас общий тираж книг, изданных за все эти годы, превысил 12 миллионов,  только за последние два года 18 новых книг и 4 переизданных, совокупным тиражом 300 тысяч экземпляров. Пазлы со стихами печатали в Китае и Таиланде. У меня книжки-игрушки, книжки-подушки, книжки-погремушки, но сейчас торговля их не берёт, потому что воруют. А ведь детям для мелкой моторики полезно такие книги полистать, посмотреть.

АРХИВНЫЙ ЧЕЛОВЕК

В 1980 году Гайду Лагздынь приняли в Союз писателей СССР. В те времена издательство «Детская литература» занимало большое красивое здание. Лифты, коридоры, отделы. Писательница рассказывает, что когда она приехала туда, из других отделов даже Эдуард Успенский и Ирина Токмакова пришли на неё посмотреть – стихи уже знали, а в лицо никогда не видели. Потому, что Гайда Лагздынь работала, а не вела богемный образ жизни в писательской среде. Работает и сейчас.

- Вот, холодильник сломался, надо новый купить или в ремонт отдать, но мне этим делом некогда заниматься. Я книжку монтирую, уже почти сделала, теперь надо реализовать книгу «Пели песню гусельки». Там 700 стихов! Её себестоимость 400 рублей, за свою работу я ничего не имею, но рада, что книга хорошо издана. Четыре сезона – четыре цветных вкладыша, и в каждом разделе более 200 стихов, загадки и поэтическая проза. Мой внук верстал – он закончил «Издательское дело».  Эта книга в моей власти, а из тех, которые печатают московские издательства, мне только один-два авторских экземпляра присылают.

А мой пятитомник, там такой обильный материал! Я проработала в усиленной зоне много лет, преподавала заключённым. У меня целая книга на эту тему под названием «Зона». Тогда ещё не печатали такого, но редактор неожиданно согласился издать тиражом 10 тысяч. Когда я писала пятитомник, в него включила этот материал, но ещё и с комментариями, которые нельзя было включить в книгу.

« В конце длинного стола напротив сидел Дмитрий Вадимович Зеленин…И тут я опять! Ну, кто тянул меня за язык? Обнаружив в сумке книгу «Зона», предназначенную для кого-то, вдруг высказалась:

- Дмитрий Вадимович, хочу подарить вам свою книгу. Сожалею, что не имела возможности передать экземпляр предыдущему губернатору.

А тверской губернатор В.И. Платов в то время находился под следствием. Удивление! Квадратные глаза охранников. О, святая наивность! Я думала только о книге, а не о её содержании. Другой книги под рукой просто не было».

(Гайда Лагздынь. «Две жизни в одной». Книга 1. С.152)

В пятитомнике есть и фотографии из моего личного архива, которые в оригинале, к сожалению, не сохранились. Когда мне 80 лет было, при организации юбилея потерялись. Материалов у меня много и по театру, и по книгам. Я и сама музей, архивный человек.

Я остаюсь членом Союза писателей СССР, это самое важное. Сейчас общественные организации не нужны – это скопище людей, которые могут выступить, а государству выгоднее отдельные разбросанные людишки – они сидят и молчат. В Смоленске всегда была сильная организация, мы были с ними единой организацией, у нас даже бюро пропаганды было общее. Потом в 1960 году наша организация обособилась, председатели получали зарплату, имели прекрасное помещение, где «Роскошь» теперь. Я сегодня зашла туда на минутку. Вижу, переход на 99 секунд красным загорелся, дай, думаю, посмотрю наше здание, которое мы профукали, не боролись за него.

СУПЕР ПРИМА

Журнал «Мурзилка» к 90-летию Гайды Лагздынь опубликовал материал о ней и её стихи на трёх полосах, прислал писательнице авторский гонорар. Это прекрасный пример деликатного и приятного во всех отношениях поздравления, достойный подражания. Тверская область, надо сказать, тоже не осталась в стороне – телевидение сняло хороший видеосюжет, а правительство области представило Гайду Лагздынь к государственной награде – Медали ордена «За заслуги перед Отечеством». Второй степени (поставила точку, поскольку в официальном названии награды получается, что Отечество второстепенно – прим.автора). Указ о присуждении награды подписал президент В.В. Путин, его текст положили в почтовый ящик Гайды Лагздынь, а поздравление губернатора опубликовали на сайте.  Вероятно, поздравит лично, когда придут наградные материалы. Вопреки обывательскому мнению, существенных льгот эта государственная награда писательнице не даст – те, что полагаются, она уже имеет в силу возраста и заслуг. А вот заботы, социальной поддержки писательнице не достаёт. Эта статья родилась из нашей случайной встречи в Горьковской библиотеке – Гайда Рейнгольдовна обсуждала там возможность проведения юбилейного вечера, вызывала такси, чтобы поехать домой, но машину никак не могли найти. Ей уже невозможно ездить на общественном транспорте, так почему бы не выделить для нечастых поездок писательницы автомобиль с водителем из регионального автопарка?

- Я всю жизнь такая перегруженная, не знаю, как я ещё жива. Активный образ жизни, но в последнее время кружится голова. Недавно упала и поранилась о выхлопную трубу автобуса, была большая потеря крови. А о том, как я провела 10 дней в больнице, хоть рассказ пиши. Я с отёком лёгких, едва дышала, а в палате ещё пять больных женщин, кричащих по ночам. Ни одной ночи не спала, а через две недели в эту аварию попала.

Вчера произошла большая катастрофа. Планировали проводить юбилейный вечер в ТЮЗе – ТЮЗ отказал в помещении. Сказали – «Пролетарка», но потом позвонили, что «Пролетарка» тоже отказала. Предложили Горьковку, но у меня всегда много народу собирается. В зале на 300 мест приходилось стулья заносить, мест не хватало. Потом позвонили – ДК «Химволокно» с удовольствием согласилось, правда, не знаю на каких условиях. Раньше был там Владимир Филиппов, при нём поставлена «Добрая зимняя сказка», а новое руководство не знаю. Но вот сижу и думаю, зачем мне всё это? Силы уже не те, чтобы самой всё организовывать.

Много лет назад в 1986 году я создавала свой театр. Мой первый спектакль назывался «Добрая зимняя сказка», я его готовила в Карелии для музыкального детского театра. У меня была командировка на месяц от Союза писателей СССР, я жила в гостинице. Солисты уже исполняли арии, потом провожали меня до гостиницы, и балетная группа театра по первому снегу танцевала. Но тут вдруг перестройка, национальный конфликт в Карелии был, многим пришлось уехать, и театр закрылся. Второй спектакль для конкурса «Экология. Творчество. Дети» делала как биохимик по образованию. Я три раза привозила спектакли, и все три раза мы были лауреатами. В пьесе была представительница чёрного мира на болоте, у неё 99 загубленных душ и ей нужно ещё одну для повышения уровня. Я придумала, что она станет «супер-ягой». А потом когда стали думать, как назвать спектакль  в ДК Профсоюзов, назвала его «Супер-купер-прим-грим».  Советовали и театр так назвать, тогда слово «супер» не использовали ещё, само собой получилось. Потом  были «Шоколадная страна» и «Тайна голубого источника», признанный лучшим спектаклем России. У меня был и музыкальный коллектив «Тверские колокольчики», я их до телевидения довела. 9 малявок и пели, и танцевали – мне однажды позвонили и попросили дать стихи для детских песен. Я сочинила и стала с ними работать – заказали костюмы, поставили номера. Столько лет прошло, те, кто в театре играл уже мамы и бабушки. Встречаю иногда, они помнят!

Гайда Лагздынь – поистине творческий человек и настоящий педагог. Выпустить в мир новые стихи для неё важнее званий и наград, а состоявшиеся судьбы учеников – важнее судьбы спектаклей. Но ведь не только самой писательнице нужен юбилейный вечер – он нужен нам, жителям Верхневолжья, чтобы не зачерствели наши сердца, чтобы не покрыл «эффект матового стекла» наши глаза, чтобы Супер Прима тверской детской литературы пролила в наши души долгожданные ноты золотого дождя!

 

Мария ПАРАМОНОВА