Личное


«Болдинская» весна: пишу роман

26.03.2020

После вчерашнего сообщения о нерабочей неделе, которую подарили нам Президент и Коронавирус, стало спокойнее – я уже с тревогой думала о том, как ребёнок пойдет 1 апреля в школу, набитую детьми, родители которых в большинстве своём игнорируют предупреждения и не меняют образ жизни. Да, информация о продлении каникул до 12 апреля была, видимо, рекомендательной, и наша  школа решила пока не спешить, не продлять каникулы. Теперь, я уверена, это будет сделано.

У меня нет проблем с тем, чем заняться на «нерабочей» неделе. Писатели, в большинстве своём, вынуждены 40 часов в неделю зарабатывать на жизнь себе и семье, и не всегда эта работа связана с творчеством. Я – не исключение. Работу в сфере культуры найти очень сложно – там все места заняты. Вероятно, это хорошо, что люди стремятся работать в учреждениях культуры. Я же работаю преподавателем, а стихи пишу по вдохновению, которое в рабочее время посещает редко и не вовремя.

Но ведь есть ещё и проза. Не проза жизни (эта, конечно, тоже в избытке), а проза как литературный жанр. Она требует очень, очень много времени для воплощения замысла. У меня есть несколько сюжетов, которые я хотела бы воплотить в рассказы, повести и романы. Но времени с трудом хватает на рассказы, да и для них приходится выкраивать время в отпуске или в праздничные дни. В семье у меня все очень общительные, это прекрасно, но невозможно сосредоточиться. В рабочие дни много впечатлений и домашних заданий, удается улучить разве что часок  на срочные литературные дела: переписку, формирование подборок, ведение сайта и страниц.

Несколько лет назад, когда я жила в Смоленске на улице Бакунина, в том месте исторического центра, где раньше был участок крепостной стены, мне приснился сон, который впоследствии развился в сюжет романа о князе Ростиславе Смоленском. С тех пор я изучила множество исторических свидетельств, археологических и прочих данных. Сюжет в моей голове оброс подробностями и персонажами, но текст продвигался очень медленно.   Каждый раз, возвращаясь к нему после перерыва, я начинала редактировать то, что уже написано, ведь нет предела совершенству. Тут и время заканчивалось.

Но на этой неделе, с переходом на дистанционное обучение и наступлением весны, новые главы стали появляться ежедневно.  Как Пушкин в вынужденном болдинском заточении за время карантина написал, наверно, треть своего собрания сочинений. Правда тогда была осень, но весна тоже хороша. И у меня впереди творческая неделя, спасибо, родная страна. Конечно, в советские времена профессиональные писатели могли работать над прозой в своих кабинетах, а не строчить что-то на черновиках в перерыве между лекциями. Но писательская среда тогда была высококонкурентной, из-за элитарного статуса профессии и высоких гонораров. А я – человек не пробивной, не люблю конкурировать. Я согласна с поэтом Владимиром Соколовым, сказавшим, что «цель поэзии – поэзия». К прозе это тоже относится в том плане, что я пишу о том, что меня волнует, а не о том, что хорошо продается или будет одобрительно встречено критиками.

Возвращаясь к сюжету моего романа, вспомню стихотворение, которое я написала под впечатлением от сна на обломках крепостной стены:

МОЙ ДОМ

Мой дом стоит на острие веков,
На гребне закружившейся планеты.
Корнями держит холм, цепляет ров,
А окна за собором ждут рассветы.

Я здесь тревожно сплю – пласты времен
Скользят к реке, сдвигаются и давят.
Под этой кручей дремлет бастион –
Дом взял его осколки в свой фундамент.

Мне снится князь смоленский Ростислав,
Его сестра с печальными глазами,
По берегам реки – церквей стоглав
В молитве умиротворенья замер.

Мне снится прясло крепостной стены -
Тяжелым смутным временам свидетель
Оно встречало здесь напор войны -
Войны одной, потом другой и третьей…

Я просыпаюсь, разрываю сон.
Мерцает огоньками Заднепровье,
Но неспокойны жернова времён -
Они скрежещут и сочатся кровью.

И дом вздыхает, трещины ползут.
Он коренаст, морщинист, неухожен.
Он – добрый друг, и сны его несут
Огонь веков на свет стихов похожий.

Звуки междустрочий

09.03.2020

Мою новую книгу «Лучезарные стихи» открывает раздел «Звуки междустрочий», в котором объединены стихотворения о вдохновении и его истоках, о поэтах и их судьбах. Первое стихотворение этого раздела, как раз содержащее словосочетание, давшее имя разделу, публикую сегодня на сайте. Оно было написано в 2018 году, премьерная публикация этого стихотворения состоялась в альманахе «У Никитских ворот» №2 за 2018 год.

_____***                                      И.Р. 

Снилось мне, я читала стихи
в жёлтом зале меж книг и фужеров,
неизбежно казнимою жертвой,
из ордалий – вино и духи.

Кто-то слушал, и кто-то шептал –
повторял прозвучавшие строки,
кто-то был безразличным и строгим,
кто-то прозой наполнил бокал.

Человек притаился в углу:
он, как я, держит спину закрытой –
значит многое в прошлом зарыто,
значит быль – это боль или глубь.

Но стихов ощущая валы,
распрямлялся, раскидывал руки,
будто слышал неслышные звуки
междустрочий и впитывал их.

Заповедное имя дано
белым розам и плитам зеленым,
вечной грусти и вечно влюбленным,
в небеса распахнувшим окно.

 

Провожая 2018-й

31.12.2018

Провожая уходящий год, мысленно листаю страницы публикаций. Рада, что моя статья «Великий тихий лирик» позволила напомнить о замечательном поэте Владимире Соколове, уроженце Лихославля. Краткую версию статьи опубликовала и «Литературная газета». С большим удовольствием я побеседовала с Владимиром Филипповым (статья «ДК «Химволокно» – оазис культуры»). Памятно интервью «Старица и Семилуки – престолы древних народов» с Геннадием Климовым, безвременно ушедшим в инобытие главой нашего издательского дома.

Удачными считаю серии статей об Андрее Дементьеве «Андрей Дементьев: «При всех властях не изменять себе» и «Он ненавидел в людях ложь», о сохранении памятников деревянного зодчества «Деревянные церкви Руси. Огонь, вода, пустые обещания«, «Торжокская сестра карельской погорелицы», «Венцы творенья русских зодчих. Исконно русскую деревянную архитектуру необходимо сохранить«, о восстановлении храма Параскевы Пятницы в Старице «Душа России – в малых городах. Концерт в поддержку восстановления храма» и «Возрождение святынь. Пятницкая церковь«.

Последней теме я также посвятила стихи: этот год был богат на вдохновение, публикации стихов в российских сборниках и альманахах, дипломы конкурсов, интересные творческие встречи.

Заканчивая обучение в аспирантуре, я написала в журнал «Бизнес-территория» несколько статей, раскрывающих сложности формирования аграрно-промышленных кластеров в нашей стране. К сожалению, льняной кластер, которому я посвятила свое научное исследование, как прежде, далек от воплощения… А вот смоленские писатели на отчетно-выборном собрании в декабре вновь избрали меня заместителем председателя правления. В общем, жизнь – она полосатая.

С Новым годом, друзья!

Рождественские каникулы: меж Смоленском, Москвой и Тверью

15.01.2017

Рождественские ели одинаково хороши в Смоленске, где я встретила Новый 2017 год, в Москве, которую я осмотрела проездом и Твери, где праздник Рождества Христова ощущался до самого Старого нового года.

  С_сыном Ваней мы и ёлку нарядили и старый год проводили и новый встретили. Также в эти дни я посетила офис нашей писательской организации, куда отнесла несколько экземпляров своей новой книги «Марьин скит». Художник-постановщик Смоленского камерного театра Людмила Пономарева заглянула ко мне на чашечку кофе и рассказала о творческих планах. Довелось погулять по вечернему Смоленску, освещенному праздничными огнями.

 А в Твери творческие встречи, организованные членом Союза писателей России Веры Грибниковой, прошли на волжской набережной у памятника Афанасию Никитину и в Ботаническом саду.

У Афанасия Никитина, несмотря на сильный ветер, группа членов ЛИТО «Ковчег» сфотографи- ровалась и обсудила творческие планы. Я рассказала о том, как в этом месте 14 июля у меня родилось стихотворение «Марсова зарница», загадочным образом связавшее набережную Афанасия Никитина с набережной в Ницце, где в тот день произошел террористический акт. Это была премьера стихотворения.

Тверской ботанический сад традиционно украшает свою территорию и павильон и приглашает посмотреть произведения декоративно-прикладного искусства рождественской тематики. Вера Грибникова, Владимир Ходаков и другие представители литературной Твери, вдохновившись красотой природы и духом Рождества, рассказали о событиях творческой жизни.  Я прочитала несколько стихотворений из книги «Марьин скит»: «Транжира-ветер был неистов…», «Мархаба» и другие.

Что затевают Пономарева с Янышевой?

20.09.2016

16-18 сентября в Смоленске я побывала во многих интересных местах, поговорила со многими замечательными людьми. Помимо общения с сотрудниками Смоленской областной детской библиотеки им. Соколова-Микитова и библиотеки Смоленского духовного училища, я нанесла визит в Смоленский камерный театр, который застала в состоянии активного обновления.

Я побывала на репетиции, осмотрела новую стену в холле второго этажа, заменившую былую занавеску, пообщалась с бывшими сослуживцами и новыми сотрудниками. Художник-постановщик Людмила Пономарева вдохновенно обсуждала будущий спектакль с режиссером Еленой Янышевой, недавно вернувшейся в Смоленск после нескольких лет покорения Сибири. Сибирь молодому смелому режиссеру Янышевой покорилась, но уж больно холодна, а у Елены маленькая дочка. Вот и приехала снова в Смоленский камерный театр, где было поставлено столько успешных спектаклей. Многие из них лет по восемь не сходили со сцены, собирая полные залы. Это и «Сиреневое платье Валентины» и «О чем пел соловей» и детская сказка «Жила-была сыроежка», все они были поставлены в тандеме с художником Людмилой Пономаревой.

Что же затевают Пономарева с Янышевой теперь? Новый спектакль обязательно станет заметным явлением в культурной жизни Смоленска, которой не хватает свежего дыхания. Думаю, это будет очень эклектичное по художественным средствам действо, отсылающее при этом к лучшим образцам мирового искусства. Каждый зритель найдет в нём что-то для себя, возможно, поймет спектакль по-своему, и это правильно. В одном уверена, скучать не придется!

 После визита в театр, я прогулялась по Октябрьской и на Блонье сфотографировалась на скамейке у фонтана, изготовленной Союзом дизайнеров России.

А 18-го сентября, после посещения литургии в храме святых Бориса и Глеба на Смядыни, я приняла участие в выборах на избирательном участке возле Пушкинского сквера, на Дзержинке. Там я опробовала новую автоматическую урну для голосования, напоминающую машину для уничтожения банкнот и документов. Но избирательная машина бюллетени не разрезала, а пропускала в прозрачную ёмкость, так что каждый избиратель мог наглядно убедиться, что его волеизъявление учтено.

В общем, как я уже сказала в поэме «Город в области сердца», «я люблю возвращаться в Смоленск»!

По Волге на «Волго»

25.07.2016

 20 июля я отметила очередной день рождения. На этот раз я решила отправиться в путешествие по реке. Палуба яхты «Волго», на которой её капитан  Павел Федоров неоднократно становился победителем парусных регат в 1 классе (килевые яхты с гоночным баллом УПО-ТОДТ до 5,65), легко вместила группу «матросов».

Рассекать волжские просторы я отправились вместе с сыновьями Павлом и Иваном, который давно мечтал побывать в роли помощника капитана. Вместе с нами в путешествие отправились моя подруга и ванечкина крёстная Светлана Глухова и её супруг Андрей.

Когда яхта «Волго» отчалила от Речного вокзала, была прекрасная погода – светило солнце, дул лёгкий ветерок. Чайки проносились над рекой по своим птичьим делам. Потом налетевшая тучка полила нас дождем, а крепчающий ветер довершил работу над нашими прическами. После городского шума и суеты можно было, наконец, насладиться свежестью и красотой. Мимо проплывали живописные зелёные берега, домики, причалы и даже портовые краны. Мы тут же вспомнили мультфильм «В порту» и пропели о том, как «через акваторию мчится катерок…».

Литературную страницу, без которой мой день рождения, конечно, не мог обойтись, представил Ваня. Он прочитал наизусть отрывок из пушкинской Сказки о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне-Лебеди: «Ветер на море гуляет и кораблик подгоняет…». Потом Ваня прочитал его ещё раз «на бис» выглядывая из яхтенного люка с биноклем в руках. Капитанский бинокль, а также мягкие игрушки порадовали «помощника капитана» настолько, что он забыл даже про конфеты.

Когда возвращались, уже вечерело. Путешествие понравилось всем, а я решила записать впечатления, пока они не потерялись в будничной суматохе. Здесь уместно вспомнить моё стихотворение, связанное, как раз с Волгой.

*  *  *

От истока и до устья
Плавно движется вода,
Но зачем-то синей грустью
Замирает иногда.

И уже с другой повадкой
Вспять течению бежит
И порывом ветра кратким
Неизменно дорожит.

Как прекрасны эти блики!
Лучше ль гладкая вода,
Что волною влажных линий
Не взметнётся никогда,

И не станет вдохновеньем,
Лёгкой строчкою стиха,
Или просто впечатленьем,
Не потерянным – пока.

Больше стихов – здесь      Больше фотографий – в альбоме на странице «Фотогалерея»

Как я читала кино

22.04.2016

В 2016 году, объявленном Годом кино, библиотеки избрали для ставшей уже традиционной «Библионочи» девиз «Читай кино!». В Доме поэзии Андрея Дементьева этот девиз осмысливали участники литературной среды под руководством члена Союза писателей России Веры Грибниковой 20 апреля. Книжная выставка дала возможность познакомиться с литературными произведениями, экранизированными в разные годы. К каждой книге методистом Дома поэзии Светланой Сухарьковой была подготовлена информационная карточка, сообщающая имена режиссеров и годы экранизаций.

Я представила своё прочтение кино – рассказала о роли в моей жизни стихотворения Владимира Высоцкого «Баллада о любви», прозвучавшего в качестве авторской песни в советском художественном фильме «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», снятом по мотивам романа английского писателя Вальтера Скотта «Айвенго»режиссёром Сергеем Тарасовым. Дело в том, что я выучила это стихотворение для своего первого в жизни литературного вечера по собственному сценарию, подготовленному по просьбе классного руководителя моего подшефного класса, учителя русского языка и литературы Шишкиной Людмилы Дмитриевны. Это было году в 86-87-м, точно не помню. Вспомнив минувшие дни, я прочитала «Балладу о любви» Владимира Высоцкого, которую с тех пор помню наизусть. Кадры из фильма «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» помогли создать ощущение, что мы действительно читаем кино.

Мои выпускники!

30.06.2015

 Так замечательно совпало, что в этом году в моей семье сразу два выпускника. Младший сын Иван – выпускник детского сада, а старший – Павел закончил обучение на философском факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

В конце мая мы в детском саду по традиции запускали в небо воздушные шарики и загадывали желание, а 27 июня я побывала на торжественной церемонии вручения дипломов выпускникам философского факультета МГУ. Вручение дипломов проходило в актовом зале учебного корпуса факультета.

Примечательно, что Паша и его однокурсники стали последними счастливыми обладателями дипломов специалиста. Одновременно были вручены дипломы первому потоку бакалавров.

И вот, началась новая, взрослая жизнь!

Вещь как категория философии бытия

27.11.2014

В один из минувших выходных я была приглашена в Интерьерную лавку, что в Твери на бульваре Радищева. В преддверии Нового года и Рождества там затеяли презентацию разных разностей, связанных с праздником. Был проведен мастер-класс по украшению ёлки, повар приготовил несколько изысканных блюд, что-то дегустировалось, а кое-что и покупалось. Фея праздника Светлана великолепно всё организовала, а ведущий блистал искрометным юмором.

Собственно моё присутствие в этом мире французской мебели и декора в стиле Прованс было обусловлено тем, что несколько месяцев назад я купила в этой лавке чудесный белый стул для Императрицы Елизаветы Петровны – декорацию к спектаклю «Традиции и новации» по моей пьесе о Кирилле Григорьевиче Разумовском. Спектакль прошел, а стул остался – стоит в моей комнате весьма приятным напоминанием. Эту историю я и рассказала собравшимся гостям мероприятия и подарила магазину фотографию сцены из спектакля, а также свой стихотворный сборник «Галерея грез».

Стул вообще – это вещь бытовая. Но вещь — одна из основных категорий онтологии (учения о бытии в философии). Это отдельный объект материального мира, и, что вполне характерно для стула, обладающий относительной независимостью, объективностью и устойчивостью существования (Философский энциклопедический словарь). Свойства вещи служат наиболее общим выражением её индивидуальных характеристик, в то время, как место и роль этой вещи в некоей системе определяется через её отношения с другими вещами.

Но белый стул, приобретенный в этом магазинчике, хотя он и стул в общем смысле, для меня представляет собой нечто большее, чем приспособление для сидения в моей комнате, и больше чем декорация для спектакля. Это вещь, связанная с событием моей жизни, и вещь, которая мне нравится. Вещь, которая вызывает определенные воспоминания, как что-то очень личное.

Мартин Хайдегер, немецкий философ-экзистенциалист (1889-1976) говорил, что «вспоминая, значит думая о вещи как вещи, мы оказываемся способны к ней прислушаться… Мы оставили позади себя претензию на всякую безусловную отвлеченность от вещи».

Да, пожалуй, прислушиваясь к вещи, выражая своё отношение к ней, испытывая к ней совершенно определенные чувства, мы не только позволяем вещи стать чем-то индивидуальным, мы индивидуализируем самого себя через неё. И это не фетишизм и не «вещизм» – у кого повернется язык назвать фетишем игрушку, которой вы играли в детстве? Просто, если человек, в круговерти жизни не находит времени и желания приблизить к себе вещь, он не сможет быть близким духовно и с другими людьми. Так и живет безликое существо в окружении безликих вещей. Возвращаясь к Хайдегеру: «Малое отстояние – ещё не близость. Большое расстояние – ещё не даль….несмотря на всё преодоление расстояний близость того, что есть, нам не дается» (М.Хайдегер «Вещь» – доклад в Баварской академии изящных искусств 1950 г., сборник статей «Время и бытие»).

Примерно таков был смысл сказанного мной, когда я пожелала участникам мероприятия найти среди многочисленных красивых предметов свои, которые станут близкими и наполнят жизнь не животным потребительством, а радостью и осмысленностью бытия.

Интервью газете «Рабочий путь»

08.03.2014

«Стою на полке рядом с Пушкиным, немного впереди него…»

| 6 марта 2014 |

«Стою на полке рядом с Пушкиным, немного впереди него…»И в этих несколько провокационных строках из ироничной миниатюры «Алфавитные странности» – вся Мария Парамонова. Мудрая, успешная, неунывающая в трудную минуту и очень сильная женщина-мать, которая пишет стихи на вечные темы поэзии – о любви, красоте окружающего мира, партитуре глубоких искренних чувств и человеческих переживаний.  Пишет в промежутках между делами, когда стихи – случаются… А они случаются даже тогда, когда «Поэтесса варит суп – это вид оксюморона: вроде «белая ворона»…»!
Накануне Всемирного дня писателей и поэтов и, конечно же, самого главного праздника Весны – 8 Марта, журналист «РП» встретился с  Марией Николаевной, чтобы поговорить о женской лирике, и не только о ней. 
- Довольно часто о женской поэзии отзываются пренебрежительно – «любовь-морковь», и никакой «хвелософии» и гражданской позиции. Ну, были Ахматова-Цветаева – как исключение из правил. На то и правила, чтобы их нарушать! Насколько правы те, кто так говорит, и способна ли женщина не уступать мужчине на поприще лирики?  
- К большому сожалению, подобные предубеждения заставляют некоторых женщин-литераторов отказаться от всего женского в поэзии, даже от названия «поэтесса». Такие авторы избегают любовной тематики, пишут «зубастые» гражданские стихи, либо философскую лирику. Но, на мой взгляд, каждый поэт, каждая поэтесса должны следовать вдохновению. Упомянутые Ахматова и Цветаева прославлены именно любовной лирикой, что называется «из раннего». Позднее в их творчество вошли другие темы и мы уважаем Ахматову за её «Я была тогда с моим народом Там, где мой народ, к несчастью, был», а любим её за то, что она «…на правую руку надела Перчатку с левой руки…». Что же касается соревнования между поэтами и поэтессами, считаю «Битвы поэтов» детищем шоу-бизнеса. Поэт индивидуален, неповторим. Любое сравнение не может быть объективным. Хотя, конечно, поэтические поединки играют положительную роль в популяризации литературы.
– Редьярд Киплинг просил: «Расспрашивайте про меня лишь у моих же книг». Какое из ваших стихотворений точнее других сможет рассказать  о вас?
- Лирический герой далеко не всегда имеет своим прототипом автора, но писатель, конечно, отдает ему часть самого себя. И Киплинг справедливо отмечает исповедальный характер творчества писателя. Обо мне, пожалуй, больше всего расскажет Маша из сказки в стихах «Маша и Медведь». Ну и, конечно, поэма «Город в области сердца», лирическая героиня которой встречается  на улицах Смоленска  с образами из прошлого и будущего.
- У Николая Рубцова есть такие строки: «Поэт  нисколько не опасен. Пока его не разозлят». Что способно  разозлить вас, и насколько именно сегодня, спустя двадцать лет после развала «тоталитарного режима СССР»,  опасно быть поэтом?  Ведь «поэт в России больше, чем поэт»? А то напишешь пару строк наподобие Володи Высоцкого «мою страну, как тот дырявый кузов, ведет шофер, которому плевать», и – привет…
- Может быть, именно потому, что поэт в России слишком влиял на умы, и тем сильнее, чем больше его запрещали, в конце 20 века власти попросту стали игнорировать поэтов. Остальное довершила массовая культура – большинство раскрученных песенных хитов имеет весьма посредственную поэтическую основу. Сегодня строчку Евгения Евтушенко можно было бы перефразировать: «поэтов в России больше чем Поэтов» – только на портале «Стихи.ру» уже полмиллиона авторов, гораздо меньше среди них вдохновенных мастеров слова, а «звёзд», подобных Рубцову или Высоцкому, вероятно, единицы, да и те скрыты в тумане из полумиллиона посредственностей. Сегодня совершенно безнаказанно можно поливать всё и вся, что и делают многие авторы, известные в узких кругах.
- В пару к предыдущему напрашивается вопрос о цензуре. Существует ли цензура сегодня? 
- Цензуры, практически, нет никакой, за исключением формально существующих законов, запрещающих нецензурную лексику, растление малолетних, призывы к свержению власти или разжигание межнациональной розни – и в сети Интернет и в печати всё это можно встретить. Авторы пытаются привлечь к себе внимание, эпатируя читателя и ссылаясь при этом на свободу творчества. На мой взгляд, у поэта должен быть внутренний цензор – чувство ответственности за то, «как наше слово отзовется», и уважение к читателю.
– Пушкин, когда катался в лодке, частенько бросал в воду монетки и наблюдал, как они, вращаясь, медленно уходят в глубину. Так он познавал мир. Поэзия – лучший инструмент постижения мира.  Однако сегодня многие назвали бы так легко расстающегося с деньгами Пушкина безумцем, потому что для наших современников именно деньги являются ключом к постижению мира. Какую роль играют деньги в вашей жизни?  
- Вопреки бытующему мнению, бедность отнюдь не способствует развитию таланта. Литературное творчество в наши дни «кормит» в России немногих поэтов-песенников, тесно сотрудничающих со звездами эстрады, и чуть большую группу раскрученных прозаиков. Остальные литераторы занимаются творчеством в свободное от основной работы время. А вдохновение не знает ни часов, ни календаря! Оно приходит и уходит. Об этом, кстати, моё «Ироническое» стихотворение, напечатанное пару месяцев назад в «Литературной газете», выходящей значительным тиражом во многих странах мира. За него я, между прочим, совершенно неожиданно получила авторский гонорар – 280 рублей. Чаще поэтам приходится самим оплачивать публикацию своих стихов – большинство книг стихов в наши дни печатается на средства авторов. Так что, полностью абстрагироваться от презренного металла поэт не может, но счастье, конечно, не в нем! Здесь уместно вспомнить поэтический эпиграф, который я написала для программки спектакля Смоленского камерного театра «Список журнала «Форбс»»:
Искушенье богатством и властью.
Кто познал его? Кто превозмог?
Мне в пучину порока не пасть бы!
Помоги же, всевидящий Бог!
- Если продолжить разговор о роли денег, возможно ли сегодня прорваться к читателю с книжкой своих стихов, и как это сделать, если нет средств на ее издание? Поддерживать сетевую контркультуру «виртуальных» поэтов? А ведь все же хочется иногда подержать в руках себя любимого, напечатанного на бумаге… 
- Чаще всего поэт пишет потому, что не может не писать. Не все стараются «прорваться» к читателю. В Сети начинающие поэты могут приобрести некоторый опыт, выставляя свои произведения на обсуждение читателей, не всегда благосклонных. Заручившись уверенностью в том, что стихи достигли такой степени совершенства, что бумага их стерпит, поэт вполне может их издать. Небольшой сборничек в мягкой обложке обойдется автору в сумму прожиточного минимума – такое удовольствие доступно большинству. В противном случае – надо искать спонсоров, они ещё не перевелись. Есть и другие способы. В Сети публикуется множество положений о конкурсах, в которых победитель получает денежную премию или его книгу издают учредители. Начинающие авторы могут попытать счастья, впрочем, не слишком полагаясь на удачу. Мне, правда, посчастливилось стать лауреатом Всероссийского конкурса поэтических произведений к 1150-летию Смоленска. Это, действительно, была удача, или Божий промысел, так как моё стихотворение православной тематики понравилось жюри, состав которого заранее не был известен. На премию за второе  место в этом конкурсе я издала свою книгу стихов о материнстве «Млечный путь».
- Зависть в творческой среде – вполне «нормальное» проявление любви к соратникам.  Тут смешивается и  зависть, и соперничество, и борьба за читателей… Вы когда-нибудь испытывали зависть к коллеге по цеху? 
- Возможно, Вы правы в своей оценке творческой среды. Но в поэзии уместна разве что «белая» зависть – если твоему коллеге удалось найти яркий образ, свежую рифму. Соперничество и борьба за читателей разворачиваются уже за пределами творческого сообщества. Работники учреждений культуры, сами не являясь носителями творческого начала, распределяют ограниченные ресурсы доступа к читателю, руководствуясь своими субъективными предпочтениями. Это огорчает, как любое другое упущение в нашей стране, но зависти не вызывает – у каждого свой путь.
- В прошлом году вы закончили работу над инсценировкой авантюрного романа Владимира Мединского «Стена». По «Стене» в драмтеатре к юбилею города поставили спектакль. Только честно: если бы в зале, на премьере, сидел автор этого произведения, какие эмоции ощутили бы вы?  
- Сидя в зале на премьере, я испытывала чувство возмущения от того, что театр сделал с моей пьесой-инсценировкой. Как уже писал «Рабочий путь», пьеса была адресована подросткам 12-16 лет и главным действующим лицом, олицетворяющим будущее России, был мальчик Саша, взрослеющий в осажденном Смоленске. Театр исключил этого героя из постановки, ссылаясь на свое право свободы творчества. Главным героем спектакля театр сделал польского короля Сигизмунда, акцентировав внимание на его переживаниях, снабдив иноземца музыкальной темой – песней на польском языке. Русский же лагерь, в сокращенном составе, предстает не в лучшем свете. Русские пьянствуют перед боем, грубо обращаются с дипломатом, пытают пленного – ничего этого в тексте пьесы нет, но, используя сокращенную версию моей инсценировки, театр дает вольную интерпретацию событий. Думаю, что если бы в зале рядом со мной сидел Мединский, мне было бы стыдно за смоленский театр и за то, что я не имела возможности воспрепятствовать искажению смысла «Стены». Но он, несомненно, понял бы меня, поскольку знает, что в театральной среде существует засилье либерально настроенных антипатриотических сил, которые, злоупотребляя отсутствием цензуры, за государственный  же счет продолжают попытки пересмотра истории. Этот спектакль, который мог бы стать уроком патриотизма для многих поколений школьников и визитной карточкой Смоленска, после двух юбилейных показов больше не включался в репертуар. Замечу, что я не запрещала показ постановки, хотя могла это сделать, как автор. Но я выражала письменно свои пожелания по доработке спектакля, на который потрачены бюджетные средства – сшиты костюмы, подготовлены декорации, заказано оружие для батальных сцен.
- Не за горами 8 Марта. Какой, по вашему мнению, должна быть настоящая женщина, даже если она не поэт?
- Мягкой, но принципиальной. Носительницей красоты во всех смыслах этого слова.  Доброй, но не всепрощающей, ведь она в ответе  за детей, за будущее.
Если же она пишет стихи, красота, доброта, мягкость войдут в её творчество, и она не застыдится имени Поэтесса, как не станет проклинать судьбу за то, что она привела её в этот мир женщиной.
         Справка «РП»
Мария Парамонова родилась в Твери, закончила Тверской Государственный Университет, имеет высшее экономическое образование. С детства увлечена литературой и поэзией. За публикациями в коллективных сборниках и альманахах, в региональной периодической печати последовал выпуск первого сборника лирических стихотворений «Галерея грёз», объединившего произведения разных лет.
 С 2008 года живет в Смоленске – в «городе в области сердца». В 2010-м вступила в Союз писателей России. В декабре 2013 года избрана заместителем председателя региональной организации СП России.

автор: Анастасия Петракова