Личное


Чтобы помнили!

20.05.2020

В  год 75-летия Победы я приняла участие в акции «Бессмертный полк русской поэзии», которая проходила под эгидой Союза писателей России. Любой желающий мог прислать своё видеопрочтение стихотворения поэта-фронтовика. На страницах «Бессмертного полка русской поэзии» опубликовано моё видео: я прочла стихотворение Сергея Александровича Поделкова «Есть в памяти мгновения войны…», написанное в 1944 году и  стихотворения поэта-фронтовика, уроженца Смоленщины Александра Трифоновича Твардовского.

Организаторы литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» и акции «Бессмертный полк русской поэзии» прислали мне сертификат участника .

 

Ссылка на просмотр видео: Мария Парамонова читает стихотворение А.Т.Твардовского «Есть имена и есть такие даты…» https://www.youtube.com/watch?v=yQz2NUmJWVU

Мария Парамонова читает стихотворение Сергея Поделкова Есть в памяти мгновения войны

 

«Болдинская» весна: пишу роман

26.03.2020

После вчерашнего сообщения о нерабочей неделе, которую подарили нам Президент и Коронавирус, стало спокойнее – я уже с тревогой думала о том, как ребёнок пойдет 1 апреля в школу, набитую детьми, родители которых в большинстве своём игнорируют предупреждения и не меняют образ жизни. Да, информация о продлении каникул до 12 апреля была, видимо, рекомендательной, и наша  школа решила пока не спешить, не продлять каникулы. Теперь, я уверена, это будет сделано.

У меня нет проблем с тем, чем заняться на «нерабочей» неделе. Писатели, в большинстве своём, вынуждены 40 часов в неделю зарабатывать на жизнь себе и семье, и не всегда эта работа связана с творчеством. Я – не исключение. Работу в сфере культуры найти очень сложно – там все места заняты. Вероятно, это хорошо, что люди стремятся работать в учреждениях культуры. Я же работаю преподавателем, а стихи пишу по вдохновению, которое в рабочее время посещает редко и не вовремя.

Но ведь есть ещё и проза. Не проза жизни (эта, конечно, тоже в избытке), а проза как литературный жанр. Она требует очень, очень много времени для воплощения замысла. У меня есть несколько сюжетов, которые я хотела бы воплотить в рассказы, повести и романы. Но времени с трудом хватает на рассказы, да и для них приходится выкраивать время в отпуске или в праздничные дни. В семье у меня все очень общительные, это прекрасно, но невозможно сосредоточиться. В рабочие дни много впечатлений и домашних заданий, удается улучить разве что часок  на срочные литературные дела: переписку, формирование подборок, ведение сайта и страниц.

Несколько лет назад, когда я жила в Смоленске на улице Бакунина, в том месте исторического центра, где раньше был участок крепостной стены, мне приснился сон, который впоследствии развился в сюжет романа о князе Ростиславе Смоленском. С тех пор я изучила множество исторических свидетельств, археологических и прочих данных. Сюжет в моей голове оброс подробностями и персонажами, но текст продвигался очень медленно.   Каждый раз, возвращаясь к нему после перерыва, я начинала редактировать то, что уже написано, ведь нет предела совершенству. Тут и время заканчивалось.

Но на этой неделе, с переходом на дистанционное обучение и наступлением весны, новые главы стали появляться ежедневно.  Как Пушкин в вынужденном болдинском заточении за время карантина написал, наверно, треть своего собрания сочинений. Правда тогда была осень, но весна тоже хороша. И у меня впереди творческая неделя, спасибо, родная страна. Конечно, в советские времена профессиональные писатели могли работать над прозой в своих кабинетах, а не строчить что-то на черновиках в перерыве между лекциями. Но писательская среда тогда была высококонкурентной, из-за элитарного статуса профессии и высоких гонораров. А я – человек не пробивной, не люблю конкурировать. Я согласна с поэтом Владимиром Соколовым, сказавшим, что «цель поэзии – поэзия». К прозе это тоже относится в том плане, что я пишу о том, что меня волнует, а не о том, что хорошо продается или будет одобрительно встречено критиками.

Возвращаясь к сюжету моего романа, вспомню стихотворение, которое я написала под впечатлением от сна на обломках крепостной стены:

МОЙ ДОМ

Мой дом стоит на острие веков,
На гребне закружившейся планеты.
Корнями держит холм, цепляет ров,
А окна за собором ждут рассветы.

Я здесь тревожно сплю – пласты времен
Скользят к реке, сдвигаются и давят.
Под этой кручей дремлет бастион –
Дом взял его осколки в свой фундамент.

Мне снится князь смоленский Ростислав,
Его сестра с печальными глазами,
По берегам реки – церквей стоглав
В молитве умиротворенья замер.

Мне снится прясло крепостной стены -
Тяжелым смутным временам свидетель
Оно встречало здесь напор войны -
Войны одной, потом другой и третьей…

Я просыпаюсь, разрываю сон.
Мерцает огоньками Заднепровье,
Но неспокойны жернова времён -
Они скрежещут и сочатся кровью.

И дом вздыхает, трещины ползут.
Он коренаст, морщинист, неухожен.
Он – добрый друг, и сны его несут
Огонь веков на свет стихов похожий.

Звуки междустрочий

09.03.2020

Мою новую книгу «Лучезарные стихи» открывает раздел «Звуки междустрочий», в котором объединены стихотворения о вдохновении и его истоках, о поэтах и их судьбах. Первое стихотворение этого раздела, как раз содержащее словосочетание, давшее имя разделу, публикую сегодня на сайте. Оно было написано в 2018 году, премьерная публикация этого стихотворения состоялась в альманахе «У Никитских ворот» №2 за 2018 год.

_____***                                      И.Р. 

Снилось мне, я читала стихи
в жёлтом зале меж книг и фужеров,
неизбежно казнимою жертвой,
из ордалий – вино и духи.

Кто-то слушал, и кто-то шептал –
повторял прозвучавшие строки,
кто-то был безразличным и строгим,
кто-то прозой наполнил бокал.

Человек притаился в углу:
он, как я, держит спину закрытой –
значит многое в прошлом зарыто,
значит быль – это боль или глубь.

Но стихов ощущая валы,
распрямлялся, раскидывал руки,
будто слышал неслышные звуки
междустрочий и впитывал их.

Заповедное имя дано
белым розам и плитам зеленым,
вечной грусти и вечно влюбленным,
в небеса распахнувшим окно.

 

Провожая 2018-й

31.12.2018

Провожая уходящий год, мысленно листаю страницы публикаций. Рада, что моя статья «Великий тихий лирик» позволила напомнить о замечательном поэте Владимире Соколове, уроженце Лихославля. Краткую версию статьи опубликовала и «Литературная газета». С большим удовольствием я побеседовала с Владимиром Филипповым (статья «ДК «Химволокно» – оазис культуры»). Памятно интервью «Старица и Семилуки – престолы древних народов» с Геннадием Климовым, безвременно ушедшим в инобытие главой нашего издательского дома.

Удачными считаю серии статей об Андрее Дементьеве «Андрей Дементьев: «При всех властях не изменять себе» и «Он ненавидел в людях ложь», о сохранении памятников деревянного зодчества «Деревянные церкви Руси. Огонь, вода, пустые обещания«, «Торжокская сестра карельской погорелицы», «Венцы творенья русских зодчих. Исконно русскую деревянную архитектуру необходимо сохранить«, о восстановлении храма Параскевы Пятницы в Старице «Душа России – в малых городах. Концерт в поддержку восстановления храма» и «Возрождение святынь. Пятницкая церковь«.

Последней теме я также посвятила стихи: этот год был богат на вдохновение, публикации стихов в российских сборниках и альманахах, дипломы конкурсов, интересные творческие встречи.

Заканчивая обучение в аспирантуре, я написала в журнал «Бизнес-территория» несколько статей, раскрывающих сложности формирования аграрно-промышленных кластеров в нашей стране. К сожалению, льняной кластер, которому я посвятила свое научное исследование, как прежде, далек от воплощения… А вот смоленские писатели на отчетно-выборном собрании в декабре вновь избрали меня заместителем председателя правления. В общем, жизнь – она полосатая.

С Новым годом, друзья!

Рождественские каникулы: меж Смоленском, Москвой и Тверью

15.01.2017

Рождественские ели одинаково хороши в Смоленске, где я встретила Новый 2017 год, в Москве, которую я осмотрела проездом и Твери, где праздник Рождества Христова ощущался до самого Старого нового года.

  С_сыном Ваней мы и ёлку нарядили и старый год проводили и новый встретили. Также в эти дни я посетила офис нашей писательской организации, куда отнесла несколько экземпляров своей новой книги «Марьин скит». Художник-постановщик Смоленского камерного театра Людмила Пономарева заглянула ко мне на чашечку кофе и рассказала о творческих планах. Довелось погулять по вечернему Смоленску, освещенному праздничными огнями.

 А в Твери творческие встречи, организованные членом Союза писателей России Веры Грибниковой, прошли на волжской набережной у памятника Афанасию Никитину и в Ботаническом саду.

У Афанасия Никитина, несмотря на сильный ветер, группа членов ЛИТО «Ковчег» сфотографи- ровалась и обсудила творческие планы. Я рассказала о том, как в этом месте 14 июля у меня родилось стихотворение «Марсова зарница», загадочным образом связавшее набережную Афанасия Никитина с набережной в Ницце, где в тот день произошел террористический акт. Это была премьера стихотворения.

Тверской ботанический сад традиционно украшает свою территорию и павильон и приглашает посмотреть произведения декоративно-прикладного искусства рождественской тематики. Вера Грибникова, Владимир Ходаков и другие представители литературной Твери, вдохновившись красотой природы и духом Рождества, рассказали о событиях творческой жизни.  Я прочитала несколько стихотворений из книги «Марьин скит»: «Транжира-ветер был неистов…», «Мархаба» и другие.

Что затевают Пономарева с Янышевой?

20.09.2016

16-18 сентября в Смоленске я побывала во многих интересных местах, поговорила со многими замечательными людьми. Помимо общения с сотрудниками Смоленской областной детской библиотеки им. Соколова-Микитова и библиотеки Смоленского духовного училища, я нанесла визит в Смоленский камерный театр, который застала в состоянии активного обновления.

Я побывала на репетиции, осмотрела новую стену в холле второго этажа, заменившую былую занавеску, пообщалась с бывшими сослуживцами и новыми сотрудниками. Художник-постановщик Людмила Пономарева вдохновенно обсуждала будущий спектакль с режиссером Еленой Янышевой, недавно вернувшейся в Смоленск после нескольких лет покорения Сибири. Сибирь молодому смелому режиссеру Янышевой покорилась, но уж больно холодна, а у Елены маленькая дочка. Вот и приехала снова в Смоленский камерный театр, где было поставлено столько успешных спектаклей. Многие из них лет по восемь не сходили со сцены, собирая полные залы. Это и «Сиреневое платье Валентины» и «О чем пел соловей» и детская сказка «Жила-была сыроежка», все они были поставлены в тандеме с художником Людмилой Пономаревой.

Что же затевают Пономарева с Янышевой теперь? Новый спектакль обязательно станет заметным явлением в культурной жизни Смоленска, которой не хватает свежего дыхания. Думаю, это будет очень эклектичное по художественным средствам действо, отсылающее при этом к лучшим образцам мирового искусства. Каждый зритель найдет в нём что-то для себя, возможно, поймет спектакль по-своему, и это правильно. В одном уверена, скучать не придется!

 После визита в театр, я прогулялась по Октябрьской и на Блонье сфотографировалась на скамейке у фонтана, изготовленной Союзом дизайнеров России.

А 18-го сентября, после посещения литургии в храме святых Бориса и Глеба на Смядыни, я приняла участие в выборах на избирательном участке возле Пушкинского сквера, на Дзержинке. Там я опробовала новую автоматическую урну для голосования, напоминающую машину для уничтожения банкнот и документов. Но избирательная машина бюллетени не разрезала, а пропускала в прозрачную ёмкость, так что каждый избиратель мог наглядно убедиться, что его волеизъявление учтено.

В общем, как я уже сказала в поэме «Город в области сердца», «я люблю возвращаться в Смоленск»!

По Волге на «Волго»

25.07.2016

 20 июля я отметила очередной день рождения. На этот раз я решила отправиться в путешествие по реке. Палуба яхты «Волго», на которой её капитан  Павел Федоров неоднократно становился победителем парусных регат в 1 классе (килевые яхты с гоночным баллом УПО-ТОДТ до 5,65), легко вместила группу «матросов».

Рассекать волжские просторы я отправились вместе с сыновьями Павлом и Иваном, который давно мечтал побывать в роли помощника капитана. Вместе с нами в путешествие отправились моя подруга и ванечкина крёстная Светлана Глухова и её супруг Андрей.

Когда яхта «Волго» отчалила от Речного вокзала, была прекрасная погода – светило солнце, дул лёгкий ветерок. Чайки проносились над рекой по своим птичьим делам. Потом налетевшая тучка полила нас дождем, а крепчающий ветер довершил работу над нашими прическами. После городского шума и суеты можно было, наконец, насладиться свежестью и красотой. Мимо проплывали живописные зелёные берега, домики, причалы и даже портовые краны. Мы тут же вспомнили мультфильм «В порту» и пропели о том, как «через акваторию мчится катерок…».

Литературную страницу, без которой мой день рождения, конечно, не мог обойтись, представил Ваня. Он прочитал наизусть отрывок из пушкинской Сказки о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне-Лебеди: «Ветер на море гуляет и кораблик подгоняет…». Потом Ваня прочитал его ещё раз «на бис» выглядывая из яхтенного люка с биноклем в руках. Капитанский бинокль, а также мягкие игрушки порадовали «помощника капитана» настолько, что он забыл даже про конфеты.

Когда возвращались, уже вечерело. Путешествие понравилось всем, а я решила записать впечатления, пока они не потерялись в будничной суматохе. Здесь уместно вспомнить моё стихотворение, связанное, как раз с Волгой.

*  *  *

От истока и до устья
Плавно движется вода,
Но зачем-то синей грустью
Замирает иногда.

И уже с другой повадкой
Вспять течению бежит
И порывом ветра кратким
Неизменно дорожит.

Как прекрасны эти блики!
Лучше ль гладкая вода,
Что волною влажных линий
Не взметнётся никогда,

И не станет вдохновеньем,
Лёгкой строчкою стиха,
Или просто впечатленьем,
Не потерянным – пока.

Больше стихов – здесь      Больше фотографий – в альбоме на странице «Фотогалерея»

Как я читала кино

22.04.2016

В 2016 году, объявленном Годом кино, библиотеки избрали для ставшей уже традиционной «Библионочи» девиз «Читай кино!». В Доме поэзии Андрея Дементьева этот девиз осмысливали участники литературной среды под руководством члена Союза писателей России Веры Грибниковой 20 апреля. Книжная выставка дала возможность познакомиться с литературными произведениями, экранизированными в разные годы. К каждой книге методистом Дома поэзии Светланой Сухарьковой была подготовлена информационная карточка, сообщающая имена режиссеров и годы экранизаций.

Я представила своё прочтение кино – рассказала о роли в моей жизни стихотворения Владимира Высоцкого «Баллада о любви», прозвучавшего в качестве авторской песни в советском художественном фильме «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», снятом по мотивам романа английского писателя Вальтера Скотта «Айвенго»режиссёром Сергеем Тарасовым. Дело в том, что я выучила это стихотворение для своего первого в жизни литературного вечера по собственному сценарию, подготовленному по просьбе классного руководителя моего подшефного класса, учителя русского языка и литературы Шишкиной Людмилы Дмитриевны. Это было году в 86-87-м, точно не помню. Вспомнив минувшие дни, я прочитала «Балладу о любви» Владимира Высоцкого, которую с тех пор помню наизусть. Кадры из фильма «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» помогли создать ощущение, что мы действительно читаем кино.

Мои выпускники!

30.06.2015

 Так замечательно совпало, что в этом году в моей семье сразу два выпускника. Младший сын Иван – выпускник детского сада, а старший – Павел закончил обучение на философском факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

В конце мая мы в детском саду по традиции запускали в небо воздушные шарики и загадывали желание, а 27 июня я побывала на торжественной церемонии вручения дипломов выпускникам философского факультета МГУ. Вручение дипломов проходило в актовом зале учебного корпуса факультета.

Примечательно, что Паша и его однокурсники стали последними счастливыми обладателями дипломов специалиста. Одновременно были вручены дипломы первому потоку бакалавров.

И вот, началась новая, взрослая жизнь!

Вещь как категория философии бытия

27.11.2014

В один из минувших выходных я была приглашена в Интерьерную лавку, что в Твери на бульваре Радищева. В преддверии Нового года и Рождества там затеяли презентацию разных разностей, связанных с праздником. Был проведен мастер-класс по украшению ёлки, повар приготовил несколько изысканных блюд, что-то дегустировалось, а кое-что и покупалось. Фея праздника Светлана великолепно всё организовала, а ведущий блистал искрометным юмором.

Собственно моё присутствие в этом мире французской мебели и декора в стиле Прованс было обусловлено тем, что несколько месяцев назад я купила в этой лавке чудесный белый стул для Императрицы Елизаветы Петровны – декорацию к спектаклю «Традиции и новации» по моей пьесе о Кирилле Григорьевиче Разумовском. Спектакль прошел, а стул остался – стоит в моей комнате весьма приятным напоминанием. Эту историю я и рассказала собравшимся гостям мероприятия и подарила магазину фотографию сцены из спектакля, а также свой стихотворный сборник «Галерея грез».

Стул вообще – это вещь бытовая. Но вещь — одна из основных категорий онтологии (учения о бытии в философии). Это отдельный объект материального мира, и, что вполне характерно для стула, обладающий относительной независимостью, объективностью и устойчивостью существования (Философский энциклопедический словарь). Свойства вещи служат наиболее общим выражением её индивидуальных характеристик, в то время, как место и роль этой вещи в некоей системе определяется через её отношения с другими вещами.

Но белый стул, приобретенный в этом магазинчике, хотя он и стул в общем смысле, для меня представляет собой нечто большее, чем приспособление для сидения в моей комнате, и больше чем декорация для спектакля. Это вещь, связанная с событием моей жизни, и вещь, которая мне нравится. Вещь, которая вызывает определенные воспоминания, как что-то очень личное.

Мартин Хайдегер, немецкий философ-экзистенциалист (1889-1976) говорил, что «вспоминая, значит думая о вещи как вещи, мы оказываемся способны к ней прислушаться… Мы оставили позади себя претензию на всякую безусловную отвлеченность от вещи».

Да, пожалуй, прислушиваясь к вещи, выражая своё отношение к ней, испытывая к ней совершенно определенные чувства, мы не только позволяем вещи стать чем-то индивидуальным, мы индивидуализируем самого себя через неё. И это не фетишизм и не «вещизм» – у кого повернется язык назвать фетишем игрушку, которой вы играли в детстве? Просто, если человек, в круговерти жизни не находит времени и желания приблизить к себе вещь, он не сможет быть близким духовно и с другими людьми. Так и живет безликое существо в окружении безликих вещей. Возвращаясь к Хайдегеру: «Малое отстояние – ещё не близость. Большое расстояние – ещё не даль….несмотря на всё преодоление расстояний близость того, что есть, нам не дается» (М.Хайдегер «Вещь» – доклад в Баварской академии изящных искусств 1950 г., сборник статей «Время и бытие»).

Примерно таков был смысл сказанного мной, когда я пожелала участникам мероприятия найти среди многочисленных красивых предметов свои, которые станут близкими и наполнят жизнь не животным потребительством, а радостью и осмысленностью бытия.