Записи с меткой «Стихи»


На параде планет 20-20

20.07.2020

По случаю 20-го июля сочинила вот такое стихотворение. Не впервые меня заносит в «космические дали» – мне уже встречались «Венера и Марс», Альтаир и Бетельгейзе, Луна, конечно. На этот раз, в июле этого удивительного и странного 2020 года все планеты выстроились в одну линию – не иначе как поприветствовать яркую комету NEOWISE, которая сейчас видна невооружённым глазом.

ПАРАД ПЛАНЕТ

На параде планет 20-20
Не хотела бы я появляться
Ни Меркурием с банковским счётом,
Ни Венерой с неверным почётом,
Ни Землёю в цветах океанов,
Ни, тем более, Марсом багряным,
Ни Юпитером – слишком уж грозен,
Ни Сатурном, что кольца не бросит,
Ни Ураном, далёким и сильным,
Ни Нептуном, холодным и синим,
Ни Плутоном-малюткой в обиде,
Что его и планетой не видят…
Я надену из бархата платье –
В нём, конечно, не стану сиять я,
Приближаясь таинственно к миру
Неприкаянной странной Нибиру.
Или всё же на склоне июля
Звёздным шлейфом людей удивлю я?
И кометою, ярко и ново,
Засияет поэзии слово? 

Я проснулась – и дождь опять!

07.07.2020

*
Удивительное лето 20-20.
На фоне разговоров о глобальном потеплении растёт мох на деревьях,
а солнышка не видно.
Вспомнила своё стихотворение из самой первой книги стихов
«Галерея грёз».

.

  * * *

Мне приснилась весна в раю,

Вишня, вышитая цветами.

Я бегу и едва достаю

До земли – я почти летаю… 

 

Я проснулась, и дождь опять

Словно циркуль чертил на луже.

Понимаю, что значит ждать –

Это пытка, но ты мне нужен!

Научная конференция к 110-летию А.Т.Твардовского прошла онлайн

20.06.2020

20 июня 2020 года под эгидой Смоленского государственного университета состоялась научно-практическая конференция «Жизнь и творчество Александра Твардовского в историческом контексте», приуроченная к 110-летию со дня рождения выдающегося русского, советского поэта Александра Трифоновича Твардовского. Организатором конференции стал научно-педагогический состав кафедры литературы и журналистики СмолГУ (зав.кафедрой – доктор филологических наук Романова Ирина Викторовна).

Конференция прошла онлайн и объединила смоленских исследователей жизни и творчества Твардовского и их коллег из Тамбовской, Кемеровской и других областей России. В начале конференции были озвучены приветствия её участникам от руководителя департамента Смоленской области по культуре Михаила Юрьевича Ивушина и директора Смоленского государственного музея-заповедника Даниила Анатольевича Галкина.

С докладами на конференции выступили доктор филологических наук, профессор СмолГУ Анжелика Викторовна Королькова, кандидат филологических наук Дмитрий Александрович Бестолков из г. Мичуринска Тамбовской области,  декан филологического факультета, кандидат филологических наук,  доцент кафедры русского языка Валентина Сергеевна Ковалева, кандидат филологических наук, доцент Татьяна Николаевна Хриптулова, кандидат филологических наук, доцент Леонид Геннадьевич Каяниди. В обсуждении докладов приняли активное участие модератор конференции кандидат филологических наук, доцент Оксана Александровна Новикова, зав.кафедрой литературы и журналистики СмолГУ Ирина Викторовна Романова, доктор филологических наук, профессор кафедры Лариса Викторовна Павлова и другие.

Участником конференции являлся и председатель правления нашей организации Олег Иванович Дорогань, его доклад войдёт в сборник материалов конференции, текст опубликован на сайте организации.

Я принимала участие в конференции как представитель СМИ, главный редактор сайта Смоленской областной организации Союза писателей России, заместитель председателя правления организации. В рамках конференции я озвучила проблему, связанную с сохранением памяти о Твардовском – отремонтированный и сгоревший десять лет назад клуб в Сельце Починковского района, построенный в своё время на средства Александра Трифоновича от государственной премии. На обсуждение были вынесены вопрос о необходимости восстановления этого учреждения культуры и спорная гипотеза об отсутствии у поэта духовной связи с  этим клубом в силу сложных взаимоотношений с земляками. Сбор экспертных мнений будет продолжен, поэтому не буду торопиться с выводами. Кроме того, я прочла своё стихотворение «Сельцо», написанное под впечатлением от посещения сгоревшего клуба в июне 2012 года, через 2 года после пожара (см. фото). Стихотворение вошло в мою книгу «Марьин скит» (2016). Вот оно:

СЕЛЬЦО

Сельцо умирало. Чернели уныло
Слепые глазницы заброшенных изб.
Землица-вдовинушка плуг позабыла,
Рычание трактора, сеялки визг.

Припомнит порой, разнотравье вздымая:
Кузнец из Загорья, что в шляпе чудной,
Тот землю любил, и, в ладони сжимая,
Её согревал, называя родной.

Парнишку-селькора потом вспоминает.
Бывало, как батя, землицу сожмёт:
«Ничем не богата, а всё же родная!»,
И пишет у бровки, и строки вразмёт.

Земля вспоминает: горели деревни,
И пепел стелился по голым полям.
Бывала не раз в этом ужасе древнем,
Но снова всходили овсы по углям.

Весна за весною, засеяли пашни,
Латали да строили крышу да сруб.
Поэт знаменитый – парнишка вчерашний
На родине с премии выстроил клуб.

За книгою – книга, за далями – дали,
И хутор Загорье читатель узнал,
Чукотке и Бресту известными стали
Починок и Глинки, Угра и Десна.

Но вырваны корни, подрублены ветки,
(Вздыхает землица полынью-травой).
До срока увял человек этот крепкий,
Антей, отлученный от почвы родной.

Селяне старели, поля зарастали,
И тлен запустения клуб подкосил.
А память прочней древесины и стали,
А Тёркина знают, кого ни спроси.

На тысяче клубов замки и печати,
Но этот особый, по сути – музей.
Откроются двери к торжественной дате
И встретят поэтов, селян и друзей!

Да Божия воля – его попущенье.
Пожар. Ожиданий стремительный крах.
И кто истолкует такое знаменье:
Восставшее вновь обратилось во прах.

Землица вздохнула, повеяло пеплом,
И что-то открылось в сознанье моём:
В России сейчас сотни тысяч поэтов.
А может всем миром? Поднимем? Спасём?!

 

Он мне снится другим…

29.05.2020

Наша история – это имена, события, но также произведения искусства и объекты культурного наследия. Память избирательна – если не вспоминать или не напоминать, имена, события, биографии, стихи и проза стираются, забываются. А   дома, живые свидетели прошлого, разрушаются, исчезая с лица земли.

Мой любимый домик в Твери – объект культурного наследия регионального значения «Дом Мутузова», расположенный на ул. Рыбацкой, 44. Я даже посвятила ему стихи. Однажды мне приснилось, что я его отремонтировала и живу в нём. Это был очень светлый, счастливый сон. Но мне не удалось узнать, кто его владелец. Его купили, хотя он является памятником, и теперь он медленно разрушается.

Некогда домом владел купец Мутузов. Его небольшой дом в стиле модерн построен, как считается, в конце XIX – начале XX века, это Серебряный век. Фасад здания украшен лепниной – женскими лицами муз и цветами. Мезонин обрамляют остатки декоративных решёток. Я хотела бы жить в таком доме, даже восстановить его первоначальный вид, и никакого пластика! Неужели он обречён, а моему счастливому сну, в котором за рекой поднимается из тумана прекрасный храм, не уждено сбыться?

 .

 

Дом у реки

 

Манекены одеты нелепо
И стоят в освещенных витиринах.
Так и мы, проводившие лето,
Заточённые в маски из грима,

Созерцаем безумие улиц,
Суету задымленных проспектов.
Даже если бы мы улыбнулись,
Разве кто-то поверил бы в это?

А вдали, в полутьме побережья -
Тихий дом. Заколочены окна,
И свисают с карниза небрежно
Перепутанной пакли волокна…

Он мне снится другим, будто не был
От людского беспамятства в шоке,
И кудрявится кованый стебель
У мансарды, в изгибе решетки.

На узорной скамье возле дома
В этом сне улыбаюсь прохожим,
А за речкою – храм невесомый
На чудесный град Китеж похожий.

И возглашается: «Христос Воскрес!»

19.04.2020

В день Светлого  Христова Воскресенья мы остались дома. Я вспомнила своё «Пасхальное» из книги «Марьин скит». Оно было написано в 2009 году. Тогда я пришла в Свято-Успенский собор Смоленска после годичного перерыва, связанного с рождением ребёнка и определенной самоизоляцией. И нынешняя самоизоляция пройдёт.

 Пасхальное

О, наконец-то я пришла сюда,
На холм взбираюсь по крутым ступеням.
Крестом над входом – витражей слюда,
А в храме – свет, молитва льётся пеньем.

И возглашается: «Христос Воскрес!»,
И золотятся празднично иконы,
И благодать огня, сойдя с небес,
Сердца питает радостью иконной.

Я целый год в соборе не была,
В тиши домашней малыша качая,
И тем смиренней Господу хвала
В медовом воспаренье над свечами.

Святой водой на пышных куличах,
Багровых россыпях яиц в корзинах
Искрится жизнь, что побеждает страх
И попирает смерть Господней силой.

Соборных стен красив небесный цвет, 
Сиянье лиц в любви и оптимизме,
И боль в душе стихает, ярче свет.
Я вдохновенно устремляюсь к жизни!

( фото из архива, 2016 г, Смоленск, Свято-Успенский собор) 

Взгляд из самоизоляции

15.04.2020

Это фото я сделала не из моего окна – много лет назад этот вид открылся мне из бойницы одной средневековой крепости, но ощущение самоизоляции, по-моему, передаёт хорошо.  Также как стих из книги «Лучезарные стихи».

* * *

( из цикла восьмистиший «Лабиринт»)

 

Из лабиринта горьких дней
Без путеводной нити
Не сделав никому больней,
Увы, не выйти!

Как, отогнав кошмары снов,
Начать сначала?
Наверно, слишком мало слов
Слезами стало! 

Земля ранима и прекрасна…

12.04.2020

Так начинается моё стихотворение, реминисценция слов первого в мировой истории космонавта Юрия Гагарина. Сегодня, в День космонавтики, вспоминаю это стихотворение и поездку в город Гагарин.  Фото сделано несколько лет назад в на территории Дома-музея Гагарина в Смоленской области. (стихотворение есть в книге «Лучезарные стихи»).

 

  *   *   *                  

«Облетев Землю на корабле-спутнике,
 я увидел, как прекрасна наша планета.
Люди, будем хранить и приумножать
эту красоту, а не разрушать её!»
Ю. А. Гагарин

 

Земля ранима и прекрасна!
Скажите детям разных стран,
Чтоб, этой истине согласно,
Земля оправилась от ран.

Чтоб не взрывались самолёты,
Не гибли беженцы в пути,
Чтоб от священных переплётов
Огонь воинственный утих.

Возможно ль, что Земли ландшафты
Повергнет в хаос разум наш,
И перед взором космонавта
Предстанет гибельный пейзаж:

Пылает гневом Бетельгейзе
И нервно-бледен Альтаир,
Взрывается, в кипящей бездне,
Не заслуживший мира мир…

 

Подснежником под тающим сугробом…

08.04.2020

В апреле два раза снег шел. Был сильный мороз ночью, я накрывала подснежник и гиацинт (он ещё не расцвёл) пластиковыми стаканами и снегом сверху присыпала, чтобы не замёрзли. Сегодня вышла в маске :) , поухаживала за клумбой немного, вспомнила весеннюю главу из моей поэмы «Город в области сердца», которая опубликована в книге 2016 года «Марьин скит». «В сумбурном щебетании весеннем бесхитростно таится волшебство. Подснежником под тающим сугробом…»

  Город в области сердца

(поэма)                     

Глава  IY. Часть I. 

В сумбурном щебетании весеннем
Бесхитростно таится волшебство.
Подснежником под тающим сугробом,
Оно поднимет голову, и вот,
Уже сверкает, манит и чарует.
Природа, наслаждаясь воскресеньем,
Кленовым соком наполняет ствол.
И капля сладкая, пронзившая ознобом,
Без апелляций, принципов и квот,
Взрывает память и стихи диктует.

Весною просыпается любовь
И нет причины ей сопротивляться,
В  рутине обучающей программы,
Когда фискальный не готов отчёт,
Когда балкон объявлен тайным входом.
И сколько сердце к чуду не готовь,
Оно не перестанет удивляться
Пока остры зубцы кардиограммы,
Пока  взлетает и стучит ещё,
Пока весна – не просто четверть года.

Весною просыпается любовь,
Несущая по лестнице на крышу,
Бродящая по городу ночному,
Летящая в машине по шоссе,
И соловьём поющая над речкой.
Она – поэзия, и строки льются вновь,
Она поёт, хотя никто не слышит,
Она и планетарий астроному,
Она и философское эссе -
Эссенция души – душе навстречу…

В наискучнейшем коридоре – скрип.
Трещит паркет под чинными ступнями
Людей, идущих к лифту и от лифта,
Забывших голоса весенних птиц
И звёздочки цветов на небе лунном.
Здесь только от ковра порой искрит,
И ранги украшают степенями.
Колени сухи, а ладони липки.
Того, кто на ковре пластался ниц,
В отделах тесных почитают умным.

Но луч  прямого взгляда пилит лёд,
И литеры совпали идеально,
И дверь из темноты выводит к свету,
И удивлённо вздрагивает бровь,
И мягкая улыбка озаряет…
Моей любви  вишнёвый переплёт
Ложится в пасть стола мемориально.
Звони, пиши, прости – всё безответно:
Коль потеряет веру и любовь,
Любой из нас надежду потеряет!

 

(#марияпарамоновастихи из поэмы #Городвобластисердца книга #Марьинскит)

«Болдинская» весна: пишу роман

26.03.2020

После вчерашнего сообщения о нерабочей неделе, которую подарили нам Президент и Коронавирус, стало спокойнее – я уже с тревогой думала о том, как ребёнок пойдет 1 апреля в школу, набитую детьми, родители которых в большинстве своём игнорируют предупреждения и не меняют образ жизни. Да, информация о продлении каникул до 12 апреля была, видимо, рекомендательной, и наша  школа решила пока не спешить, не продлять каникулы. Теперь, я уверена, это будет сделано.

У меня нет проблем с тем, чем заняться на «нерабочей» неделе. Писатели, в большинстве своём, вынуждены 40 часов в неделю зарабатывать на жизнь себе и семье, и не всегда эта работа связана с творчеством. Я – не исключение. Работу в сфере культуры найти очень сложно – там все места заняты. Вероятно, это хорошо, что люди стремятся работать в учреждениях культуры. Я же работаю преподавателем, а стихи пишу по вдохновению, которое в рабочее время посещает редко и не вовремя.

Но ведь есть ещё и проза. Не проза жизни (эта, конечно, тоже в избытке), а проза как литературный жанр. Она требует очень, очень много времени для воплощения замысла. У меня есть несколько сюжетов, которые я хотела бы воплотить в рассказы, повести и романы. Но времени с трудом хватает на рассказы, да и для них приходится выкраивать время в отпуске или в праздничные дни. В семье у меня все очень общительные, это прекрасно, но невозможно сосредоточиться. В рабочие дни много впечатлений и домашних заданий, удается улучить разве что часок  на срочные литературные дела: переписку, формирование подборок, ведение сайта и страниц.

Несколько лет назад, когда я жила в Смоленске на улице Бакунина, в том месте исторического центра, где раньше был участок крепостной стены, мне приснился сон, который впоследствии развился в сюжет романа о князе Ростиславе Смоленском. С тех пор я изучила множество исторических свидетельств, археологических и прочих данных. Сюжет в моей голове оброс подробностями и персонажами, но текст продвигался очень медленно.   Каждый раз, возвращаясь к нему после перерыва, я начинала редактировать то, что уже написано, ведь нет предела совершенству. Тут и время заканчивалось.

Но на этой неделе, с переходом на дистанционное обучение и наступлением весны, новые главы стали появляться ежедневно.  Как Пушкин в вынужденном болдинском заточении за время карантина написал, наверно, треть своего собрания сочинений. Правда тогда была осень, но весна тоже хороша. И у меня впереди творческая неделя, спасибо, родная страна. Конечно, в советские времена профессиональные писатели могли работать над прозой в своих кабинетах, а не строчить что-то на черновиках в перерыве между лекциями. Но писательская среда тогда была высококонкурентной, из-за элитарного статуса профессии и высоких гонораров. А я – человек не пробивной, не люблю конкурировать. Я согласна с поэтом Владимиром Соколовым, сказавшим, что «цель поэзии – поэзия». К прозе это тоже относится в том плане, что я пишу о том, что меня волнует, а не о том, что хорошо продается или будет одобрительно встречено критиками.

Возвращаясь к сюжету моего романа, вспомню стихотворение, которое я написала под впечатлением от сна на обломках крепостной стены:

МОЙ ДОМ

Мой дом стоит на острие веков,
На гребне закружившейся планеты.
Корнями держит холм, цепляет ров,
А окна за собором ждут рассветы.

Я здесь тревожно сплю – пласты времен
Скользят к реке, сдвигаются и давят.
Под этой кручей дремлет бастион –
Дом взял его осколки в свой фундамент.

Мне снится князь смоленский Ростислав,
Его сестра с печальными глазами,
По берегам реки – церквей стоглав
В молитве умиротворенья замер.

Мне снится прясло крепостной стены -
Тяжелым смутным временам свидетель
Оно встречало здесь напор войны -
Войны одной, потом другой и третьей…

Я просыпаюсь, разрываю сон.
Мерцает огоньками Заднепровье,
Но неспокойны жернова времён -
Они скрежещут и сочатся кровью.

И дом вздыхает, трещины ползут.
Он коренаст, морщинист, неухожен.
Он – добрый друг, и сны его несут
Огонь веков на свет стихов похожий.

Звуки междустрочий

09.03.2020

Мою новую книгу «Лучезарные стихи» открывает раздел «Звуки междустрочий», в котором объединены стихотворения о вдохновении и его истоках, о поэтах и их судьбах. Первое стихотворение этого раздела, как раз содержащее словосочетание, давшее имя разделу, публикую сегодня на сайте. Оно было написано в 2018 году, премьерная публикация этого стихотворения состоялась в альманахе «У Никитских ворот» №2 за 2018 год.

_____***                                      И.Р. 

Снилось мне, я читала стихи
в жёлтом зале меж книг и фужеров,
неизбежно казнимою жертвой,
из ордалий – вино и духи.

Кто-то слушал, и кто-то шептал –
повторял прозвучавшие строки,
кто-то был безразличным и строгим,
кто-то прозой наполнил бокал.

Человек притаился в углу:
он, как я, держит спину закрытой –
значит многое в прошлом зарыто,
значит быль – это боль или глубь.

Но стихов ощущая валы,
распрямлялся, раскидывал руки,
будто слышал неслышные звуки
междустрочий и впитывал их.

Заповедное имя дано
белым розам и плитам зеленым,
вечной грусти и вечно влюбленным,
в небеса распахнувшим окно.