Записи с меткой «Мария Парамонова»


Древнерусский собес

27.04.2021

Журнал «Смоленск» опубликовал на своём сайте моё эссе «Пенсионные фонды – от Руси до России» (№4 за апрель 2021 г.). Привожу его в полном объёме, хотя в нём достаточно много букв :)

 

Пенсионные фонды – от Руси до России

Весеннее обострение политической активности неуклонно ведёт страну к осеннему единому дню голосования. Одни партии объединяются, другие вот-вот начнут множиться делением, третьи ловят попутное течение в потёмках чужих душ. И никому из них не чужд популизм. А потому наперебой требуют они отмены ЕГЭ и ликвидации Пенсионного фонда.  Электорат оставляет гневные комментарии в соцсетях, называя дворцами офисные здания ПФР, радуясь посадкам чиновников в разных регионах и возмущаясь ошибкам в  начислении пенсий. Сейчас никто уже не вспоминает, как тридцать лет назад Пенсионный фонд  создавался с нуля и первые его сотрудники свернули горы, чтобы наладить работу – без помещений, компьютеров и мебели. И мало кто догадывается, что начисление и перерасчёт пенсий и множества социальных выплат – это сложный и зыбкий процесс, который при масштабном реформировании может скатиться в хаос. А мутным финансовым потокам новое русло найдётся. Одно, без сомнения, правда в речах популистов – государство не должно отстраняться от функции социальной защиты и пенсионного обеспечения.

Наше, российское государство издревле считало добродетелью помощь нуждающимся. От Руси до России не было идеального правителя или правительства – совершенен только Бог.  Но была правда – осознание правильного пути, неоспоримая правота добра.

Древнерусский собес

Система социального обеспечения, получившая начало в глубокой древности как общинно-родовые форма взаимопомощи, поддержки стариков, детей, вдов, калек, первоначально имела форму обычаев и обрядов. Традиции  опеки нетрудоспособных членов семьи и рода у славянских племён развивались в русле эволюции производственных отношений. Система моральных ценностей, связь поколений, уровень коллективной ответственности за жизнь больных, увечных сородичей и престарелых родителей соотносились с реалиями жизни, с уровнем общего материального достатка.

В процессе зарождения государственных институтов забота о ближних обрела форму государственной благотворительности. Так, «Повесть временных лет» под 996 годом свидетельствует о деяниях Великого князя Владимира Святославича: «Повелел он всякому нищему и убогому приходить на княжий двор и брать всё, что надобно, питьё и пищу и из казны деньги».

Наиболее ранние письменные законы Древней Руси, известные исторической науке, датируются началом XI века.  «Устав князя Владимира Святославича о десятинах, судах и людях церковных» закрепил перечень социально-уязвимых групп населения: «вдовица, калика, сторонник (странствующий нищий), прощенник и задушный человек (отпущенные на волю холопы), хромец, слепец. Тогда же появилась традиция открывать при строящихся храмах и монастырях приюты для нищих странников – странноприимные дома.

Правление Ярослава Мудрого историки связывают с зарождением принципа финансирования общественных расходов на социальные нужды за счёт дополнительных налогов и сборов.  «Устав Князя Ярослава» и судебник «Русская правда» определяли принципы налогообложения и возмещения вреда, систему оплаты труда и государственные гарантии для отдельных категорий наёмных работников, а также закрепляли перечень сословий.

Княжеские традиции заботы о неимущих продолжил Владимир Всеволодович Мономах, внук Ярослава Мудрого.  «Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека… Старых чтите, как отца..», – говорится в «Поучении Владимира Мономаха».

Потомки его помнили этот завет. Так внук Мономаха Ростислав Мстиславич, князь Смоленский, Новгородский и Великий князь Киевский в середине XII века раздал церквям и бедным людям всё наследство, завещанное ему дядей – Юрием Долгоруким. А правнук Мономаха Роман Ростиславич,  князь Смоленский, Новгородский и Великий князь Киевский открыл в Смоленске несколько школ и содержал их за свой счёт.

Благополучная и процветающая домонгольская Русь с приходом тяжких времён ордынского ига не могла уже поддерживать принципы благотворительности в прежнем объёме. Русь выплачивала захватчикам дань, десятки городов были полностью разорены, часть из них навсегда исчезла. Русские князья погибали в Орде. Однако с ослаблением ига традиции социального попечительства были восстановлены. Судебник Ивана III 1497 года освобождал холопов, бежавших из монголо-татарского плена от обязательств перед прежним господином. Холопы получили право обращаться с челобитными в казённые учреждения.

В «Стоглаве» – судебнике 1551 года определялся порядок выкупа из рабства пленных и их потомков, а также материальной помощи им по прибытии на Русь. Эта функция была поручена церкви, получившей за это право пользоваться вотчинами, ограниченное ранее Иваном IV Грозным. Государство взяло на себя часть расходов на содержание приютов и богаделен.

Бедствия и голод 1601-1603 годов, ставшие одним их величайших социальных катаклизмов в российской истории, нашли отражение в Указе Бориса Годунова о предоставлении свободы холопам, изгнанным во время голода своими помещиками. Годунов распорядился открыть царские амбары с запасами продовольствия и раздать хлеб голодающим. Поддержка была оказана не только жителям Москвы, но и других городов. Так в Смоленск он выслал 40 тысяч рублей – огромную по тем временам сумму.

Соборным уложением 1649 года в правление царя Алексея Михайловича появились нормы обязывающие взрослых детей содержать и кормить престарелых родителей.

Пенсионная система в Российской Империи

Слово «пенсия», от латинского pensio – платёж, стало использоваться в России в XVIII веке, при Петре I. В его указе «О пенсионе бывшим военным» предписывалось «назначить достойное пожизненное содержание, дабы не позорили честь мундира». При этом права на пенсию лишались семьи офицеров, погибших на дуэли. Пенсии выплачивались только офицерскому составу, который в массе своей был дворянского рода, а крепостных рекрутов после двадцатипятилетней службы просто отсылали обратно в деревню. Помещику надлежало относиться к бывшему солдату с уважением и помогать ему обзавестись хозяйством.  (далее…)

Публикация в сборнике «А.Т. Твардовский: исследования и материалы»

20.01.2021

В сборнике научно-практической конференции, состоявшейся в режиме видеоконференции в июне 2020 года, «А.Т. Твардовский: исследования и материалы» (выпуск 3) опубликована моя статья «Проблема исторического ревизионизма на примере клуба в д. Сельцо Починковского района Смоленской области». В ней идёт речь о клубе на родине А. Т. Твардовского. Для читателей сайта привожу её текст полностью.

Парамонова Мария Николаевна,
(Смоленск, Смоленская областная
организация Союза писателей России,
Московский государственный университет
технологий и управления им. К.Г. Разумовского)

 

 

Проблема исторического ревизионизма на примере

клуба в д. Сельцо Починковского района Смоленской области

Земля родная, что же сталось,

Какая странная судьба…

А.Т. Твардовский

 

Год 2020-й, связанный в сознании россиян с 75-й годовщиной победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, послужил смещению вектора политического дискурса на примеры современных попыток пересмотра советской истории, событий и итогов Второй мировой войны. Но 2020-й – это также и год 110-летия выдающегося русского, советского поэта А.Т.  Твардовского, жизнь и творчество которого неразрывно связано с историей нашей страны.

Представляется неслучайным, что программная статья президента России В.В. Путина о противодействии историческому ревизионизму, подчёркивает значимую роль писателей, среди которых особо отмечен А.Т. Твардовский. «Мы отстаиваем подлинную, не приглаженную или отлакированную, правду о войне. Эту народную, человеческую правду – суровую, горькую и беспощадную – во многом передали нам писатели и поэты, прошедшие через огонь и ад фронтовых испытаний. Для моего, как и для других поколений, их честные, глубокие повести, романы, пронзительная «лейтенантская проза» и стихи навсегда оставили след в душе, стали завещанием – чтить ветеранов, сделавших для Победы всё, что могли, помнить о тех, кто остался на полях сражений. И сегодня потрясают простые и великие по своей сути строки стихотворения Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом…», посвящённого участникам кровопролитного, жестокого сражения Великой Отечественной войны на центральном участке советско-германского фронта [7]».

Полагая, что бережное отношение к истории и внимание к писателям фронтовикам не должны стать лишь политической кампанией, что противодействие историческому ревизионизму вызовет к жизни созидательные силы, в настоящей статье поднимается проблема  исчезновения с литературной, исторической и туристической карты Смоленщины клуба в деревне Сельцо Починковского района. Исчезновения уже свершившегося, но, как нам видится, обратимого.

Сгоревший 10 лет назад в ходе ремонта, накануне 100-летия А. Т. Твардовского, клуб в Сельце Починковского района, начали строить в 1961 году, когда поэма Твардовского «За далью – даль» была отмечена Ленинской премией. Деятельное участие в судьбе земляков определило решение поэта передать часть престижной премии «моему родному Починковскому району Смоленской области на культурное строительство». Побудительный мотив поэт так объяснял своему адресату Д. А. Гаврилину в письме от 14 августа 1961 года:

«В настоящее время уточняется объект (то ли школа, то ли клуб), на строительство которого предназначены мною эти деньги. Согласитесь, что как бы я ни сочувствовал благородному желанию Вашего коллектива, принимающего активное участие в строительстве новой школы, я должен предпочесть мои родные места, где я рос, учился в начальной школе и где к тому же ужасные последствия войны до сих пор дают о себе знать» [8].

Ничем сторона не богата,

А мне уж и тем хороша,

Что там наудачу когда-то

Моя народилась душа.

                   (А. Твардовский «О  родине»[14,423])

Для поэта свято то, что мило с детства, чему поклонялся «многие лета», как эти деревушки и эта речка Лучеса с ее дивными, мягкими, зелеными берегами, существующими с того времени, когда Бог разделил свет и тьму, правду с кривдою [2,14].

Когда было начато строительство клуба в Сельце, А.Т. Твардовский следил за ходом этой важной для него стройки, заботился о газетах и журналах для земляков, о библиотеке-читальне. Зафиксировано и личное присутствие поэта в родных местах, контакты с земляками. В письмах Твардовского директору совхоза «Панской» Д. Г. Колоскову, подлинники которых хранятся в Рославльском музее, поднимается и такой актуальный сегодня вопрос, как благоустройство территории сельского поселения. А.Т. Твардовский пишет:

«Мне очень приятно, что идея пруда на участке будущего клуба Сельцовской бригады так быстро стала реальным делом. Очень было бы хорошо не забыть о предполагавшихся насаждениях. При встречах на XXII съезде КПСС тт. П. А. Абросимов и А. Т. Гнедов заверили меня относительно помощи областных организаций совхозу в строительстве клуба на участке Сельцовской бригады. Необходимые средства будут выделены, об этом уже есть, как сообщил А. Т. Гнедов, договорённость в Совете Министров РСФСР. Я хочу напомнить Вам, Дмитрий Гаврилович, о Вашем обещании, которое Вы дали моим односельчанам относительно возвращения их красному уголку библиотеки, некогда подаренной мною и находящейся теперь, кажется, в Никульчине, куда одно время был перенесен центр б<ывшего> колхоза «Новая деревня». Как Вы помните, односельчане мои проявили в моём и Вашем присутствии большую заинтересованность в водворении этих книг на место их первоначального назначения. Как-никак, эта небольшая библиотека послужит основой той библиотеки-читальни, которая будет создана при новом клубе» [8].

Строительство клуба велось ударными темпами: в Новосибирском проектном институте была выполнена проектная документация, 30 строителей под руководством прораба стройуправления №4 В.А. Балышева и рабочие совхоза возвели и отделали здание за несколько месяцев. Открытие клуба состоялось в воскресенье 14 октября 1962 года. Председатель Починковского райисполкома И.М. Цюпка вручил ключи от клуба заведующей М.П. Петроченковой. Ради исторической справедливости отметим, что сам А.Т.Твардовский на церемонии не присутствовал. Однако,  20 октября 1962 года, встречаясь с Н.С.Хрущёвым,  Твардовский упоминал, что отказался от поездки в США, поскольку работает над поэмой.

Вот как описывает новый клуб газета «Сельская новь»:

«Тут и вместительный зрительный зал со сценой, и уютный вестибюль, и комната для занятий художественной самодеятельности. В отдельном кабинете установлен радиоприемник с проигрывателем. Тут же стоит телевизор. Школьники смотрят детскую телепередачу – выступление пионерского ансамбля. Есть здесь и библиотека с читальным залом. 1350 книг получено из Москвы. Их собрали сотрудники журнала «Новый мир», главным редактором которого является А. Т. Твардовский. В библиотеке висит портрет знатного земляка, искусно выполненный местным художником [8]».

А для радости – веселья,

Это верные слова,

Лучше нет, как новоселье

В жизни раз. От силы два.

               (А. Твардовский «Новоселье»[13,547])

С 1980 года и до открытия в 1988 году музея-усадьбы «Хутор Загорье» в клубе проводились праздники поэзии: в Сельцо приезжали министр культуры Болгарии Вылко Вылчев, который перевёл на свой родной язык поэму «Василий Тёркин», поэты Белоруссии, журналисты из Чехословакии и Болгарии [8].

А 1985 году в одной из комнат Сельцовского Дома культуры студенческий отряд «Муравия» Смоленского педагогического института создал музейную экспозицию. Вот как вспоминает об этом доктор филологических наук, почётный профессор СмолГУ  Г. С. Меркин:

«Инициатива создания музея, посвященного А.Т. Твардовскому в Сельце Починковского района, исходила от Смоленского обкома КПСС. В середине октября 1984 года меня пригласил зайти к себе заведующий отделом пропаганды и агитации обкома партии И.В. Григорьев… Игорь Викторович расспросил, как идут дела по созданию будущей экспозиции для музея «Катюши», и неожиданно протянул мне письмо из Союза писателей СССР, в котором говорилось о предстоящем 75-летии со дня рождения А.Т. Твардовского и о том, что делается в Смоленской области по подготовке этой даты [3]».

Г.С. Меркину было поручено создание экспозиции музея Твардовского и обещана всяческая поддержка. Была разработана концепция будущего музея в Доме культуры деревни Сельцо. Вблизи находился хутор Загорье, где младший брат поэта Иван Трифонович Твардовский планировал воссоздание усадьбы Твардовских. В перспективе мог возникнуть музейный комплекс из усадьбы и клуба, поэтому экспозицию решено было посвятить поэме «Василий Теркин». Г.С. Меркин вспоминает:

«История поэмы, ее своеобразие, ее место в ряду эпических произведений о Великой Отечественной войне достаточно хорошо изучены. Потому мы, наряду с общеизвестными фактами и сведениями, обойтись без которых было невозможно, упор делали на истории поэмы на смоленской земле: о герое – земляке поэта, о названии географических мест, так или иначе связанных со Смоленщиной, о смоленских изданиях поэмы. Задача поисковой группы «Муравии» была в том, чтобы не только собрать необходимый информационный материал, но, по возможности, материализовать его: найти газеты и сделать копии; раздобыть смоленские «толстые» журналы и альманахи с публикациями о Твардовском и его поэме, и, самое сложное, отыскать для экспозиции подлинники смоленских изданий «Теркина», и не только «Теркина».

Музей должен был располагаться в двух комнатах Дома культуры. В первой планировалось представить творческий путь А.Т. Твардовского от первых стихотворений до финала – редакторской деятельности Твардовского в «Новом мире». Второй зал должен был рассказывать посетителям музея о поэме «Василий Теркин» и об увековечивании памяти поэта – в названии пароходов, улиц, в издании произведений поэта на языках народов СССР и мира, о научных исследованиях, посвященных А. Твардовскому.

«Изюминкой» первого зала должны были стать экспозиционные пояса о поэме «Страна Муравия», военной лирике А. Твардовского и стихов, посвященных семье поэта, прежде всего, матери – в цикле «Памяти матери». Кроме того, планировалось включить в экспозицию материалы и документы земляков поэта, в том числе и жителей дер. Сельцо, которые помнили о Твардовском, участвовали либо в строительстве Дома культуры, либо в сооружении пруда напротив него, который местное население называло не иначе, как «озеро Твардовского» – пруд был выкопан по личной просьбе поэта [3]».

Г.С. Меркин вёл переписку и с вдовой поэта М.И. Твардовской, которая «весьма настороженно» отнеслась к созданию экспозиции, она писала, «что музей вряд ли будет иметь перспективу, что в Сельце, в местной начальной школе, уже есть музейный уголок с очень хорошими материалами о Твардовском, прежде всего о его учебе в Ляховской школе, о его учителях [3]».

Литературовед отвечал Марии Илларионовне, что «литературная экспозиция на малой родине Твардовского, о которой он всегда говорил и писал с теплотой и любовью, необходима ещё и потому, что будущий этнографический комплекс в Загорье не будет иметь большого значения для понимания Твардовского, если рядом не будет литературной экспозиции» [3]. Г.С. Меркин подчёркивал тем самым комплексный характер музея, посвященного большому поэту.

Сомнения родственников поэта можно понять – по прошествии юбилейной даты управленческая активность пресказуемо снижается, и  воссоздание хутора «Загорье», который памятен всей семье Твардовских, может столкнуться со сложностями.   Но, вероятно, Г.С. Меркину удалось  убедить М.И. Твардовскую – она прислала письмо с пожеланием успеха и большую посылку с книгами из личной библиотеки А.Т. Твардовского, в том числе с дарственными надписями литераторов Твардовскому.

Благодаря помощи И.В. Григорьева, удалось получить копии материалов, газет военного времени, журналы и альманахи 40-50-х годов. Ряд материалов подарили для будущего музея смоленские библиофилы – из своих коллекций. Г.С. Меркин отдал для музея подлинники отдельных номеров «Литературной газеты» начала 50-70-х гг. и самое ценное – полные комплекты журнала «Новый мир» периода редакторской деятельности А.Т. Твардовского [3].

Письма о поэте и его творчестве, в том числе и переписка с М.И. Твардовской, воспоминания земляков, записанные студентами, подлинники фотодокументов и архивные источники, включенные в экспозицию, стали фондами музея. Их насчитывалось более 400 единиц хранения. И это было значимо, так как известно, что любой музей красен не только экспозицией, но и фондами. Г.С. Меркин вспоминает:

«Под утро 17 июня готовую экспозицию мы погрузили на две грузовых автомашины; и вместе с юношами – создателями музея – я отправил в Сельцо монтировать музей. В седьмом часу утра я шел на занятия прямо от Дома политпроса. Возле театра навстречу мне шел смертельно уставший И.В. Григорьев: город готовился к вручению награды – города-героя. Я сказал Игорю Викторовичу, что только что отправил для монтажа все музейные экспозиции…

23 июня было открытие нашего музея и большого закладного камня на месте, где И.Т. Твардовский возведет мемориальный комплекс усадьбы Твардовских. Было много гостей, в том числе и очень знаменитых: генерал-полковник В.М. Шатилов, командир 150-й стрелковой ордена Кутузова II степени Идрицкой дивизии, которая участвовала во взятии рейхстага. В этой дивизии служили наш земляк М. Егоров и М. Кантария, бывшие среди тех бойцов, кто водрузил над рейхстагом знамя Победы. Был фотохудожник В.И. Аркашев, автор фотоальбома «Дорогами Василия Теркина. Он подарил музею увеличенные до размера большого ватманского листа фотографии своей «Книги про бойца». Были писатели, в том числе из Смоленской писательской организации, и, конечно, многочисленные земляки поэта [3].

В Смоленскую писательскую организацию был принят и Иван Трифонович Твардовский, автор документальной повести «На хуторе Загорье». Младший брат поэта не только искусно нарисовал, но и сделал точный макет своего исчезнувшего с лица земли хуторка. И приехал руководить работами по его восстановлению. И стал директором музея, его заботливым хранителем [9,72].

А вот у клуба в Сельце после юбилейных торжеств наступили трудные времена. По воспоминаниям Г.С. Меркина, в областные органы поступило анонимное письмо о якобы нецелевом расходовании директором совхоза И.В. Шатыркиным государственных средств:

«Я не знаю всех тонкостей этого постыдного дела. Но меня несколько раз вызывали на допросы по поводу И.В. Шатыркина, пытаясь получить доказательства его вины. Естественно, ничем обрадовать следователей я не мог. В связи с этим Иван Владимирович не рискнул дать отдельную единицу хотя бы смотрителя музейных экспонатов. Во Всходах такая возможность была изыскана, и земляки М.В. Исаковского не только ревниво оберегали то, что мы сделали, но и существенно обогатили музей, в частности, получили от вдовы М.В. Исаковского большое количество вещей, книг из библиотеки поэта и т.д., что позволило из категории народного музея перейти в статус государственного мемориального музея М.В. Исаковского, в состав которого естественным образом вошла экспозиция о «Катюше». В Сельце этого не случилось. В очередной приезд в музей я увидел ужасную картину: двери музея нараспашку, на солнце выгорают подлинники газет и книг, судьба фондов неизвестна. Музей бесхозен [3]».

Лишь в 2010 году, спустя ещё 25 лет, к 100-летию со дня рождения Твардовского, закономерно возродился интерес к малой родине поэта. Руководство региона предвидело, что гости, которые приедут в Смоленск на праздник, захотят побывать на малой родине А.Т. Твардовского. На федеральном уровне  было принято специальное правительственное постановление о праздновании юбилея поэта, в Починке решили установить бюст работы престижного скульптора. Полувековое здание клуба в Сельце давно требовало капитального ремонта, и, наконец, в преддверии памятной даты, ремонт был профинансирован.

На эти цели из областного бюджета было выделено 2 миллиона рублей. К капитальному ремонту приступили основательно, заранее, ещё зимой. Но никакой информации о ходе работ в средства массовой информации не поступало. Сколько ни приезжали журналисты, в том числе и на праздник «Зима в Загорье», ставший традиционным, металлическая дверь всегда непременно на замке…  В ночь с 6 на 7 апреля в Сельце случилась беда: сгорел Дом культуры. Остались лишь обугленные кирпичные стены да остатки крыши… К тому времени строители полностью заменили кровлю, установили пластиковые стеклопакеты, смонтировали электрооборудование, в том числе предназначенное для отопления здания с помощью инфракрасных ламп, активными темпами велась внутренняя отделка. И вот без присмотра включили на ночь это самое отопление для просушки стен…[8]

Второму новоселью в клубе не суждено было сбыться к 100-летию поэта. Как сообщили СМИ, именно электрическая система отопления и стала причиной пожара. Почему была выбрана такая система отопления, и удалось ли взыскать с кого-либо сумму нанесённого ущерба, не сообщалось.

Всё, что на свете сделано руками,

Рукам под силу обратить на слом…

           ( А. Твардовский «Дробится рваный цоколь монумента…»[11,590])

Дата 100-летнего юбилея Твардовского была ознаменована «музыкою громкой» духового оркестра и «славословьем». На центральной площади Починка состоялось торжественное открытие бюста А. Т. Твардовского, автором которого является скульптор, народный художник РФ Андрей Ковальчук, председатель Правления Союза художников России, лично приехавший в Починок в составе официальной делегации. На церемонию прибыли министр культуры России А. А. Авдеев, губернатор Смоленской области С. В. Антуфьев, председатель Правления Союза писателей России В. Н. Ганичев,  режиссер М.М. Хуциев, народный артист России С.П. Никоненко  и другие деятели культуры и искусства. Мы, представители Смоленской областной организации Союза писателей России тоже присутствовали на торжестве.

Когда белый чехол, накрывавший бюст поэта, был снят, по толпе собравшихся прокатился шёпот: «Он молодой…». Да, скульптор изобразил Твардовского юношей в гимнастерке, и это понятно – по этим улицам много десятилетий назад проходил селькор Твардовский, а после освобождения Смоленщины военкор Твардовский приезжал сюда на родное пепелище.

Выступление министра культуры А. А. Авдеева ещё раз подчеркнуло важность творчества и общественной деятельности А.Т.Твардовского для российской литературы и истории. Аплодисментами встретили починковцы и многочисленные гости выступление Народного артиста России Сергея Никоненко, который прочел главу «Гармонь» из поэмы Твардовского «Василий Тёркин». К бюсту А. Т. Твардовского были возложены цветы. Здесь же состоялось специальное гашение почтовых конвертов, выпущенных к юбилею поэта по заказу Смоленского филиала ФГУП «Почта России». Министр культуры А. А. Авдеев и губернатор Смоленской области С. В. Антуфьев проштемпелевали особым штемпелем с портретом Твардовского несколько десятков конвертов, оставили на них свои автографы и подарили их присутствующим на празднике детям.

По окончании торжественного открытия бюста гости направились на хутор Загорье – воссозданную усадьбу Твардовских. Там прошел литературно-музыкальный праздник с участием поэтов и фольклорных коллективов. Смоленская областная организация Союза писателей России в программе концерта была представлена Виктором Смирновым, Тамарой Лосевой, Анатолием Александровым, Валентиной Белоусовой,  Линой Меркуловой,  Анатолием Панасечкиным и другими поэтами и прозаиками.

Однако, печальное пепелище – сгоревший клуб в Сельце, построенный на средства Ленинской премии Твардовского, официальные делегации не посетили, хотя оно было в нескольких сотнях метров. Тогда же, в 2010 году, нами поднимался вопрос о дальнейших действиях руководства области в отношении этого важного для истории смоленской и русской литературы объекта. Но ответ был горьким и обескураживающим: Сельцо почти умерло, там нет молодежи, в клуб некому ходить, даже школу закрыли, зачем восстанавливать клуб? Так потому и умирает Сельцо, уезжает молодежь, что нет клуба, закрыли школу, работы с достойной зарплатой тоже нет.

Конечно, отдельно взятый клуб не спасёт все российские вымирающие сёла, но он может наполнить жизнью родину Твардовского: создать рабочие места, стать местом творчества селян. Поэт, так же как М. В. Исаковский, которого он считал своим наставником, хотел оставить память о себе в родных местах, создав очаг культуры для земляков. Спорная гипотеза об отсутствии у Твардовского духовной связи с  этим клубом в силу сложных взаимоотношений с земляками, была отвергнута экспертами, которые были опрошены в ходе работы научно-практической конференции СмолГУ.

«Когда я в тот раз ступал по полям и кустарникам Сельца, Загорья или Столпова,  в сущности, это не были они, поселения и земли, заключавшие в себе мир моего детства и ранней юности. Это не было Сельцо, Загорье или Столпово, а были тылы дивизии, артиллерийские позиции наступающих войск, скрытное, но все же видимое многолюдье фронта с его порядками, бытом и всеми приметами, знакомыми по множеству других мест, где бывал я впервые в жизни [10,358]».

Так писал А.Т. Твардовский о своём пребывании на родине в дни Великой Отечественной войны, первым называя именно Сельцо. Неизгладимо и в нашей памяти впечатление от посещения сгоревшего клуба в июне 2012 года [4,82], когда в открытом окне нам предстал сам Твардовский с немым укором во взоре – это был обугленный портрет из бережно подобранной музейной экспозиции.

Не является ли попыткой исторического ревизионизма, циничного переписывания истории, замалчивания исключительной роли А.Т. Твардовского в поддержании духа защитников Отечества, их веры в Победу, а также в увековечении памяти 1,3 млн. погибших в Ржевской битве, молчаливое бездействие в отношении загубленного клуба и музея?

Литературно-исторический комплекс «Починок-Сельцо-Загорье» должен был стать непременным объектом туристического показа, локальным брендом культурных событий, формирующим бренд территории [5,55], средством нравственно-патриотического воспитания школьников и студентов Смоленщины и других регионов России. Без клуба-дара и экспозиции о «Книге про бойца» (а также о стихотворении «Я убит подо Ржевом…») концепция этого памятного места ущербна, лишена гражданственности и  историчности. Усадьба Загорье, включающая в себя  жилой дом, скотный двор, сенной сарай, баню, кузницу, колодец, сад, важна для воссоздания атмосферы детства поэта, тогда как «клуб Сельцовской бригады» являет нам зрелого Твардовского.

Проблему могло бы решить управленческое решение на уровне региональных и муниципальных органов власти. Очевидно, что восстановление клуба должно сочетаться с приданием ему актуального статуса и реального финансирования. В данном случае предлагаем рассмотреть три варианта:

  1. Передача здания на баланс «Смоленского государственного музея-заповедника», проведение восстановления здания и экспозиции за счёт регионального бюджета или при поддержке на федеральном либо партийном уровне (проект «Единой России»).
  2. Выделение в составе Починковского района нового Твардовского сельского поселения с центром в Сельце (сейчас Сельцо относится к Ленинскому сельскому поселению с центром в дер. Лучеса) и администрацией в здании клуба, с обособлением комнат под музейную экспозицию. Поселению следует придать особый статус Территории опережающего социально-экономического развития с соответствующими льготами для бизнеса. Благоустройство территории, прилегающей к клубу и пруду осуществить в рамках национального проекта «Комфортная городская среда».
  3.  Поиск социально-ответственного бизнеса, либо сбор средств с помощью краудфандинга для реализации на условиях частно-государственного партнерства и предоставления льгот комплексного проекта развития территории, представляющей  особую культурную и историческую ценность.

Развитие села в современных условиях требует поиска конкурентных преимуществ территории, уникальных особенностей, способных привлечь жителей, бизнес, туристов [6, 7]. Сельцо имеет такую особенность и такое конкурентное преимущество. Необходима только управленческая воля, возникающая не накануне юбилейной даты, а на долгосрочной, стратегической основе. Именно долгосрочным и стратегическим видится тренд на сохранение исторической памяти и противодействие ревизионизму.

Литература

  1. В Смоленской области сгорел сельский клуб, построенный Александром Твардовским. [Электронный ресурс]// Информационное агентство REGNUM – 2010. – Режим доступа: https://regnum.ru/news/accidents/1271475.html (Дата обращения 19.06.2020).
  2. Ильин В. В., Новикова О.А. Мифологические и фольклорные основы поэтической системы А. Т. Твардовского.  А. Т.  Твардовский: исследования и  материалы: Сборник научных трудов / отв.ред. В. В. Ильин, О. А. Новикова. – Смоленск: Издательство СмолГУ, 2015. – Вып. 2. – C. 8-21.
  3. Меркин Г.С. Музей книги про бойца в Сельце. [Электронный ресурс]// Смоленская областная организация Союза писателей России. Официальный сайт. – 2020. –  Режим доступа: http://sprsmolensk.ru/events/14683   (Дата обращения 19.06.2020).
  4. Парамонова М. Н. Марьин скит / Мария Парамонова. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2016. – 144 с.
  5. Парамонова М. Н., Тонишев Д. Г. Локальные бренды культурных событий. // Бизнес Территория. – 2018. – №1(60). – С. 50-55.
  6. Парамонова М. Н. Аграрные и аграрно-туристические комплексы кластерного типа как инструмент повышения конкурентоспособности регионов Нечерноземья. // Инновационные технологии в образовании и науке. Сборник материалов II Международной научно-практической конференции. Редколлегия: О.Н. Широков [и др.]. Издательство: Общество с ограниченной ответственностью «Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» (Чебоксары). – 2017. – С. 363-367.
  7. Путин В. В. 75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим. [Электронный ресурс]//Администрация Президента России – 2020. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/events/president/news/63527 (Дата обращения 19.06.2020).
  8. Савченков В. То ли школа, то ли клуб (история ДК в Сельце). [Электронный ресурс]// Смоленск. – 2011. – №1(125). Режим доступа:  https://www.journalsmolensk.ru/arhiv/01_125_11/10/10.PHP (Дата обращения 19.06.2020).
  9. Смирнов В. П. Я вам жить завещаю… (Неизвестный Твардовский). Главы воспоминаний. – Смоленск: Свиток, 2010. – 144 с.
  10. Твардовский А. Т. В родных местах. // Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.4 . – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.355-381.
  11.  Твардовский А. Т. Дробится рваный цоколь монумента.// Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.590.
  12.  Твардовский А. Т. На новостройках в эти годы. // Твардовский А.Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.594.
  13.  Твардовский А. Т. Новоселье.// Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. – С.547.
  14.  Твардовский А. Т. О родине.// Твардовский А. Т. Собрание сочинений в 5-ти томах. – Т.1. – М.: Издательство «Художественная литература», 1971. –С.423.

 

 

 

На страницах Антологии «Бесконечный свет»

04.01.2021

В канун Нового года вышел третий выпуск Антологии Восьмистиший. Поэтический сборник восьмистиший – это третий выпуск уникальной серии Антологии современной лирики «БЕСКОНЕЧНЫЙ СВЕТ». Первые две книги вышли в 2011 и 2015 годах при поддержке Культурного центра имени А.И. Фатьянова.  В первую часть нового издания вошли стихи советских поэтов, павших в годы Великой Отечественной войны. Четверо из представленных авторов посмертно удостоены высокого звания Героя Советского Союза: Хусен Борежевич Андрухаев, Муса Мустафович Залилов (Джалиль), Борис Александрович Котов, Иван Прокопьевич Малозёмов. Об этом рассказывает автор проекта и редактор-составитель издания член Союза писателей России Наталья Чистякова (Мазалецкая) в статье «Из шинелей наших отцов».

Во второй раздел книги вошли произведения современных поэтов.  «Восьмистишия – популярная форма в поэзии… Сочетание простой, краткой, энергичной формы и богатство содержания завораживает,удивляет. Авторы буквально внутри двух строф умудряются зачастую вместить огромный мир», – пишет Наталья Чистякова.

Предисловие к этой книге написал сопредседатель Правления Союза писателей России, депутат, заместитель председателя Комитета по культуре Государственной Думы РФ Сергей Шаргунов. «Странным образом эти восьмистишия словно бы сливаются в многоголосую поэму, в единый поток. Поток света. Боль, скорбь, горечь строк, трагическая участь многих авторов – и всё равно свет. Утешительный, целительный, ободряющий. Идущий сквозь эпохи, от летописей, сказаний, песен тех, кто истлел бесследно, но чьё сердцебиение продолжается здесь и сейчас. Тайна русского слова – в этой книге», – говорится в предисловии. В декабре 2020 года Сергей Шаргунов возглавил Ассоциацию писателей и издателей. Инициаторами её учреждения стали пять крупнейших объединений: Союз писателей России, Союз российских писателей, Союз писателей Москвы, Союз писателей Санкт-Петербурга и Российский книжный союз. На учредительном собрании Ассоциации её председателем избран Сергей Шаргунов, творческий Совет Ассоциации возглавил Владимир Толстой, руководитель Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, советник президента по культуре, а Сергей Степашин, президент Российского книжного союза, возглавил Наблюдательный Совет.

В Антологию современной лирики «БЕСКОНЕЧНЫЙ СВЕТ» вошли и мои восьмистишия «Мой дед» и «Кленовый лист». Они опубликованы на странице 175. Книга объёмом 268 страниц выпущена московским издательством «У Никитских ворот».

 

Стихотворение «Подсолнухи на синем подоле…» на видеоканале проекта «Чтобы помнили!»

02.12.2020

Фестиваль исторической поэзии «Словенское поле» создаёт фонд видеодекламаций стихотворений лауреатов. Вот и моё стихотворение «Подсолнухи на синем подоле…» опубликовано. Спасибо фестивалю!!!

 

В числе лауреатов конкурса «Поймай удачу – 2020″

31.10.2020

Церемония награждения победителей IV городского литературного конкурса «Поймай удачу» в Твери состоялась 25 октября 2020 года с соблюдением мер по профилактике коронавирусной инфекции. Тема литературного конкурса в этом году – «Герои среди нас». Я стала одним из лауреатов конкурса, получив Диплом I степени и подарки от спонсоров – группы компаний «Удача» и компании «Пелетон». Стихотворение «Во имя Добра» посвящено моему деду Николаю Романовичу, погибшему подо Ржевом. Произведение включено в поэтические книги «Марьин скит» и «Лучезарные стихи», выпущенные издательством «У Никитских ворот».

Стихи в защиту деревьев

12.10.2020

Стихотворение «Непреклонный» из моей книги «Лучезарные стихи» посвящено самым беззащитным жителям городов – деревьям. В угоду превратному представлению о ландшафтном дизайне их подвергают кронированию, зачастую невзирая на время года. Режут по живому. От дерева остаётся только ствол с обрубками ветвей. Корневая система деревьев в тисках асфальта также страдает от недостатка влаги и от химикатов, которыми обрабатывают улицы. Многие деревья погибают от такого «ухода». Но герой стихотворения надеется пережить пытку, на которую его безвинно обрекли. Книга «Лучезарные стихи» выпущена издательством «У Никитских ворот» в серии «101 поэт XXI века».

 

Учительница сельской школы

05.10.2020

В свою книгу «Лучезарные стихи» я включила не публиковавшееся ранее стихотворение «Учительница сельской школы». Оно повествует о детстве Михаила Васильевича Исаковского и о его первой учительнице Екатерине Сергеевне Горанской, которую многие биографы считают возможным прототипом легендарной Катюши. В День учителя я опубликовала видеоролик – декламацию этого стихотворения. В видео добавлено фото, на котором запечатлён Миша Исаковский и его учительница.

 

 

«Марьин скит» – новое видео из цикла «Мария Парамонова читает «Лучезарные стихи»

27.09.2020

Стихотворение «Марьин скит» открывает одноимённую книгу, а в книге «Лучезарные стихи» расположено на с.22 . Реки – древние дороги и по сей день связывают своими узами родные для поэтессы земли, оживляя историю и вдохновляя. Фото и видео для ролика сняты на берегу реки Вазузы у границы Тверской и Смоленской областей в 2020 году.

 

Словенское поле – 2020. Избранные страницы

23.09.2020

Поэтический фестиваль «Словенское поле» в 2020 году прошёл в десятый раз и в несколько необычном формате. Я смогла приехать только на третий день фестиваля – воскресенье 13 сентября, поскольку в субботу у меня занятия со студентами ТКТИ – филиала «МГУТУ имени К.Г. Разумовского». Впечатления от седьмого подряд фестиваля в Изборске на псковской земле – в моём небольшом видеоролике, смонтированном из телефонных фото- и видеокадров. Буду рада новым подписчикам моего видеоканала, отметкам и комментариям!

 

На крыльях Пегаса и на радиоволнах

20.09.2020

18 сентября вышла в эфир авторская программа Евгения Самоедова «Крылья Пегаса. Мария Парамонова – Лучезарные стихи». Программа доступна для прослушивания на сайте «Радио России».